alextyna
Название: Лорд Азкабана
Автор: padfootjr24
Ссилка на оригинал: www.fanfiction.net/s/2267009/1/The_Lord_of_Azka...
Переводчик: alextyna
Разрешение на перевод: не получено, так как в профиле автора не указано его контакты
Рейтинг: М (R)
Пейринг: ГП/БЛ/НТ
Тип: скорее джен чем гет
Размер: миди
Саммари: Гарри посылают в Азкабан за убийство Дурслей, которого он не совершал. Годы спустя Дамблдор прибывает, чтобы освободить его, но обнаруживает нечто такое, чего он никак не ожидал. Темный и очень неумолимый Гарри.
Статус: в процессе перевода

ЧАСТЬ I
ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Альбус Дамблдор тихо сидел на задней скамейке довольно маленькой и шаткой деревянной лодки, потерявшись в своих собственных мыслях, пока лодка скользила по черной воде, направляясь к мрачной тюрьме острова Азкабана. Прошло уже много лет с тех пор, как он сам рискнул отправиться на остров, сопровождая поражённого и бесчувственного молодого человека. Молодой человек отправлялся туда умирать.
Гарри Поттеру было всего шестнадцать лет, когда его приговорили к заключению в Азкабан за убийство тех, кто остался от его семьи.
Приговор был зачитан, и в свой день рождения на всю оставшуюся жизнь он был отправлен в ад на земле.
Судебный процесс длился всего на всего два дня из-за слабой защиты, в то время как министерство представляло свидетеля за свидетелем, дающих показания против Гарри, о том, насколько он ненавидел Дурслей за то, как они с ним обращались. Против него свидетельствовали даже его лучшие друзья. Суд был против него с самого начала, и даже его адвокат почти отказался ему помочь. Дамблдор собственноручно добавил последний штрих, дав показания о душевном состоянии Гарри и его поведении в конце пятого учебного года. Хотя он не упоминал пророчество, он охотно рассказал о ярости, охватившей мальчика после фиаско в Отделе Тайн и смерти Сириуса Блека.
Дамблдор хорошо помнил день, когда он прибыл на Прайвет Драйв, чтобы говорить с Гарри, и нашел его сидящим на диване в шоковом состоянии, в то время как Дурсли лежали на полу в луже собственной крови. Он немедленно вызвал авроров для расследования преступления на месте, в то время пытаясь поговорить с Гарри. Гарри, однако, был не в состоянии говорить.
Он не произнес ни слова ни во время допроса, ни во время суда над ним, ни даже на во время поездки к Азкабану, когда заключенные чаще всего были наиболее шумными. Директор школы и весь волшебный мир приняли его полное молчание за признание вины и только еще одним доказательством его полного безумия. Так было до тех пор, пока два дня назад они не обнаружили, что магловская полиция уже раскрыла это преступление много лет назад, когда молодой человек по имени Пирс Полкис, друг детства Дадли, признался в его совершении. После большого количества аргументов было решено, что Гарри нужно освободить из Азкабана и доставить в Министерство для дальнейшего допроса. Но после семи лет в тюрьме Дамблдор опасался того, в каком состоянии мог оказаться Гарри.
Пока лодка медленно скользила вперед, он оглянулся на сопровождающих его людей. Рон и Гермиона Уизли обнимались, ища поддержки друг в друге, в то время как Ремус Люпин вслух ругал себя за то, что поверил в способность Гарри совершить такие преступления. Северус Снейп сидел в носовой части лодки, очень пристально приглядываясь к жуткой крепости, которая только что появилась в поле зрения. Когда распространились новости о невиновности Гарри , многие полагали, что сварливый Мастер Зелий будет весьма доволен собой, зная, что он был одним из очень немногих, твердо уверенных в том, что Гарри не мог совершить такое преступление. Но вместо этого он немедленно начал строить планы по освобождению Поттера из этой адской дыры.
Старый волшебник перевел взгляд обратно к месту назначения, путаясь в мыслях о том, как он мог так поступить с мальчиком, которого когда-то считал своим внуком, не зная о паре горящих глаз, которые наблюдал за их прибытием.
***

В высокой башне, возвышающейся у берега, перед массивным окном стоял человек и молча наблюдал за приближением непрошеных "гостей". Лунные блики ложились на его голое тело и отражались в его глазах. Его лицо оставалось бесстрастным, но в глазах плескалась только одна эмоция. Ненависть! Пока он был погружен в размышления относительно того как лучше всего поступить в данной ситуации, две пары теплых рук обернулись вокруг его тела, умоляя о внимании. Он не вздрогнул от внезапного прикосновения, он даже не признал их присутствия. Он кратко отклонился, так как почувствовал знакомый и опьяняющий холод, струящийся по его венам, свидетельствующий о приближении дементора к его комнатам. Мгновение спустя, как только один из страшных охранников Азкабана проник внутрь, в комнате раздалось глубокое хриплое дыхание.

- Да, я знаю друг мой. Я уже некоторое время ожидал их прибытия, - ответил мужчина на молчаливый вопрос. Его голос был холоден, резок и сильно отдавал властью. Минуту спустя, существо еще раз издало хриплый выдох, как будто это была некоторая форма коммуникации. Мужчина просто мрачно усмехнулся.

- Это не понадобится, они не доставят никаких неприятностей. Несомненно, Вы и новая сила ваших братьев удивите и испугаете их. Не показывайте им всю свою силу, просто охраняйте ворота и патрулируйте коридоры на низшем уровне, я не хочу, чтобы они были разбиты слишком быстро. Я хочу, чтобы Вы лично стояли на страже у камеры Поттера. Когда они приблизятся и столкнутся лицом к лицу с вашей властью и даже сам Дамблдор занервничает, дайте им почувствовать это и сохраняйте дистанцию. Я присоединюсь к вам в ближайшее время, - закончил он с маниакальной усмешкой на губах. Дементор низко поклонился прежде чем выскользнуть из помещения, чтобы убедиться в точности исполнения приказов. С ухмылкой, он обернулся, рассматривая двух голых женщин растянувшихся перед ним поперек его массивной кровати.
Обе они были чрезвычайными красавицами и, казалось, не испытывали антипатии к специфической силе дементоров. Обе были ростом чуть меньше шести футов, с бледной кожей из-за лет, проведенных в Азкабане. Хотя на их лицах были схожие аристократические черты, на этом сходство заканчивалось. В то время как у одной из них были длинные струящиеся глянцевые темные волосы и холодные фиалковые глаза, у другой были розовые волосы длиной до плеча и добрые синие глаза. Хотя глаза Нимфадоры Тонкс были значительно более теплыми, чем у ее тети Беллатрикс, они все же вмещали значительное количество ненависти. Эти две пары глаз с жадностью вглядывались в человека, которого они обе любили, человека, который спас их от безумия.
- Ну что же, у нас есть приблизительно сорок пять минут до того, как они доберутся до камеры Поттера, чем бы нам заняться до тех пор? - спросил он насмешливым тоном, сладострастно посматривая на обнаженную плоть перед ним. Как будто отвечая на вопрос, Тонкс встала и прыгнула в руки мужчины, прижалась губами к его рту, обвила ногами его талию. Возбудившись так же, как и обе женщины, он быстро схватил ее и бросил на кровать, так что они могли присоединиться к Беллатрикс.

***
Еще до того, лодка достигла берега, Снейп и Дамблдор в замешательстве переглянулись между собой. Хотя прошло много лет со времени их последнего визита в эту тюрьму на острове, они еще могли бы, вероятно, построить точную модель местности, не глядя на нее. Тем не менее, то, что они сейчас видели перед собой, было намного больше, чем любой из них помнил. Пять лет назад Волдеморт предпринял неудачное нападение на тюрьму, но Дамблдор не слышал о каких-либо изменениях, кроме ремонта. Как голова Визенгамота, он должен был бы лично одобрить любой план или финансирование такой задачи.
- Почему мы не знали об этом? - оживленно спросил Снейп, как только лодка пристала к берегу.
- Я сам в недоумении. Я не знал ни о каких изменениях. Я был здесь недолго после атаки Волдеморта, когда мы расследовали, как было отбито нападение.
- Мы смотрим на одно и то же самое здание? - насмешливо спросил Рон. - Даже первокурсники могли бы защитить это место.
- Нет, вы не понимаете мистер Уизли. В то время оборонительные сооружения были не настолько обширными и, поскольку Азкабан охранялся почти исключительно дементорами, Волдеморт мог бы легко его взять. Год расследования по этому вопросу не дал никаких результатов.
- Это все весьма интересно, но мы можем разобраться со всем этим позже. У нас есть дела, требующие нашего внимания, - отрывисто сказал Снейп, поворачиваясь и направившись к крепости. Когда группа прошла через внешние ворота, на них немедленно нахлынули наводящие ужас образы и воспоминания, замораживающий холод, казалось, проник в их сердца. Гермиона шла смертельно бледная и громко всхлипывала, так как на нее нахлынули воспоминания о долгой и мучительной пытке ее родителей и их смерти непосредственно от руки Волдеморта. Группа быстро сбежала от ворот и направилась в вестибюль.
- Мой бог! - задохнулся Снейп. - Я никогда прежде не встречал настолько сильных дементоров! Они должны быть древними! Было хорошо известно, что дементоры, как вампиры и фениксы, с возрастом становятся более могущественными.
- Я встречал, много лет назад. - Дамблдор говорил спокойно, хотя внутри он был так же потрясен, как все остальные. - Хотя я был главой Визенгамота в течение пятидесяти лет, я не контактировал ни с одним дементором на этом острове. Те двое просто охраняют передние ворота, и я не в восторге от идеи о встрече с лидером клана. Директор говорил со всей откровенностью. Остальные побледнели даже от одной мысли об этом. К их несчастью, именно его им и предстояло встретить.
- Директор? - пять голов стремительно обернулись на звук нового голоса. - Что Вы здесь делаете? - человек спросил в замешательстве. Ему, казалось, было почти 50 лет, среднего телосложения, со светлыми песчаными волосами. Его черты, вероятно, сочли бы красивыми, если бы он не провел столько времени рядом с дементорами.
- Ах, Саймон, рад вас видеть! Друзья мои, это - Саймон МакКиннон, заместитель начальника тюрьмы. Саймон, это - Ремус Люпин, Рональд и Гермиона Уизли, и, я полагаю, вы уже знакомы с Северусом Снейпом. - Доброжелательно поприветствовал Дамблдор.
- И я рад вас видеть, - сказал в ответ Саймон, сосредоточив внимание исключительно на Дамблдоре. - Я сожалею, но мы не были уведомлены о вашем приезде, иначе я встретил бы Вас на берегу. Аккуратно прощупав ментальные щиты мужчины, директор мог ясно видеть, что он был искренне смущен, и задавался вопросом, почему Фадж не известил об их прибытии, точнее говоря, почему они прибыли.
- Все в порядке, мой мальчик, мы сами справились.
- Хорошо, ну, в общем, что я могу сделать для Вас?
- Мы привезли полное помилование и ордер на освобождение Гарри Джеймса Поттера! Недавно были обнаружены доказательства, что позволило снять с него все обвинения, - объяснил директор, раскаяние и боль врезались в каждое слово. Тщательльно изучив ордер, Саймон сразу же согласился лично отвести их к камере Гарри. Продвигаясь через множество проходов и коридоров, они несколько раз столкнулись с дементорами, но перенести эти встречи оказалось почти так же трудно, как и у ворот. Рон, Гермиона и Ремус жались друг к другу, и только гордость и только гордость не позволяла Снейпу присоединиться к ним. Дамблдор и Саймон, однако, выглядели невозмутимо.
- Саймон, когда были построены все дополнения к тюремной инфраструктуре? - спросил Дамблдор. Ему было интересно, как это было сделано без его ведома.
- Вы не знали? - шокировано спросил он. - Министр Фадж приказал начать вскоре после нападения Волдеморта. Мы думали, что Вам об этом известно.
- Нет, я не знал, - ответил он со сталью в голосе. Позже им с Корнелиусом придется обсудить множество вещей, но прямо сейчас его главным беспокойством был Гарри. Как только они достигли завершающей лестничной клетки, волна ледяного воздуха, казалось, ударила по ним со всей неистовой яростью арктической снежной бури. Альбус, широко открыв глаза, увидел, что Саймон успешно ушел из-под натиска. Оглянувшись назад, он увидел, что Рон и Гермиона прошли на лестнице в то время как Ремус и Снейп, казалось, прижались к стене в страхе. Возвращаясь к своей цели, он почувствовал страх, охватывающий его сердце, но вместо ожидаемой армии, увидел только одного дементора. Внешне он ничем не отличался от остальных, но от него веяло сильной древней властью. Пристально, как будто с презрением, посмотрев на Альбуса в течении нескольких мгновений, он просто повернулся и скользнул обратно в коридор.
Альбусу понадобилось несколько минут, чтобы выровнять дыхание. Он до белизны в суставах сжимал палочку, как будто для того, чтобы вновь обрести уверенность в себе, прежде чем он достаточно успокоился и обратил внимание на своих спутников. После того, как Ремус и Снейп проглотили огромное количество шоколада, директор поручил Рона и Гермиону их заботам, а сам повернулся к Саймону. Очнувшись и прикончив несколько плиток шоколада, Саймон прислонился к стене, опустил голову на руки и вздохнул.
- Дементоры не настолько плохи, какими их считают остальные. Возможно это потому, что я постоянно окружен ими, но с тех пор, как я начал здесь работать, я ощутил какое-то странное обаяние этих существ, - Саймон говорил монотонным низким голосом, только немного выше шепота.
- Но этот, - он сделал паузу, слегка вздрогнув. - Является, безусловно, самым могущественным из всех, о которых я когда-либо слышал.
- Откуда он взялся? - спросил Дамблдор. Он был полностью уверен, что это существо не могло быть там очень долго. Даже если вокруг было бы сто дементоров, его невозможно было бы не заметить.
- Я не знаю. Он обнаружился однажды несколько лет назад. Нет никакого способа определить точный возраст дементора, но судя по его уровню силы, большинство из нас полагает, что он даже может быть одним из первых в своем роде, - человек сильно дрожал перед тем, как рывком подняться с пола. - Ну, нам лучше поторопиться. Я не знаю почему, но для Поттера это были худшие времена, чем для любого другого заключенного здесь. Даже тех, которые были здесь в течение многих десятилетий.
- Что Вы имеете в виду? - с тревогой спросила Гермиона, открыв рот, наполовину полный шоколада.
- Вы должны лично увидеть, - со вздохом ответил Саймон после того, как потерпели неудачу попытки найти правильные слова. На полпути вниз по коридору, который, к счастью, был свободен от дементоров, они натолкнулись на уединенную тяжелую железную дверь с маленькой подобной сейфу дверью в центре, которая время от времени использовалась для наблюдения за заключенными. Дамблдор и все остальные были очень удивлены, когда увидели, что Гарри держали в одной из наиболее охраняемых камер в Азкабане. Даже Сируис Блек не содержался под такой охраной во время его заключения, а ведь он считался опаснейшим узником, когда-либо попадавшим в печально известную тюрьму, прежде чем его имя было очищено только спустя несколько недель после его смерти.
Саймон приложил правую руку к прохладной железной двери, чтобы тюремная камера прочитала его волшебную подпись. Одновременно он пробормотал очень длинную фразу, которая очевидно служила своего рода паролем и, вероятно, служила для идентификации голоса, так же как фактически произнесенные слова. Закончив, он отошел назад и мгновение спустя глубокий скрипящий звук отразился эхом от сырого каменный коридор, дверь начала сдвигаться с места. Ржа, сыпавшаяся с дверных петель, была ясным признаком того, как много времени прошло с тех пор, как эта дверь открывалась в последний раз. "Друзья" Гарри не были готовы к открывшемуся им зрелищу.
Сама камера была коробкой всего четыре на шесть фунтов, которая больше походила на обветшалый шкаф для метел, чем на предназначенное для проживания человека место. Стены, пол и потолок были сделаны из грубого бетона и были полностью голы, за исключением одинокой тонкой соломенной циновки, лежавшей на полу, которая служила неким подобием кровати, и ведра. Все присутствующие, даже Снейп, привыкший проводить долгие часы, работая над некоторыми из самых ядовитых смесей, известных человеку, задохнулись и быстро покрыли рты и носы от зловония, которое пронизывало камеру. Однако, единственное, что было еще более шокирующим, чем условия, был молодой человек, который был вынужден терпеть их.
Гарри Поттер лежал на толстом пальто из свалявшихся кротовых шкурок, которое Хагрид накинул ему на плечи, когда мальчика выводили из зала суда в день его осуждения. Даже слыша громкие рыдания своего самого первого друга, Гарри не подал никакого признака, что он понял, где он находился или что за события происходят вокруг него. В целом он очень мало вырос за семь лет, проведенные в Азкабане, вероятно из-за нехватки надлежащего питания и заключения в настолько маленьком помещении. Судя по его положению на полу, он все еще, казалось, был примерно пять с половиной футов ростом и был болезненно худой. Через изодранную ткань его одежды можно было легко разобрать очертания ребер, а кожа на руках и ногах, казалось, буквально провисала на его костях. Даже несмотря на образы, навсегда выжженные в их памяти, ничто не смогло подготовить их к взгляду на лице молодого человека.
Его обычно растрепанные темные волосы были теперь очень длинными и спутанными, покрыты грязью и даже немного его собственной кровью. Как и остальное тело, лицо сильно исхудало, скулы и челюсть теперь выступали вперед, в то время как его глаза, казалось, запали еще глубже. Но действительно пугающим было именно выражение этих глаз. Мутно-зеленые глаза, которые когда-то ярко сияли и искрились таким огромным количеством жизни и сострадания, теперь казались мертвыми, а взгляд несфокусированным. Если бы не факт, что они могли ясно услышать его дыхание в коротких мелких выдохах, любой из них мог бы по праву посчитать, что юноша был мертв уже в течение некоторого времени.
Гермиона разрыдалась, и Рон побледнел при виде их бывшего лучшего друга, а Ремус сполз на пол с рыданиями, которые звучали так, как будто их издавал не человек, а какое-то раненное животное. Снейп быстро бросился к мальчику, тогда как Дамблдор настойчиво обратился к Саймону:
- Как это случилось и почему его оставили в камере с повышенной охраной так надолго? - спросил он серьезно.
- Впервые его перевели в эту камеру только спустя месяц после прибытия на остров. Он не произнес ни слова после судебного процесса, но во время сна у него часто возникали некоторые особенно тревожные сны или видения. Когда целители, прибывшие для ежемесячного осмотра, вошли в его камеру и начали проводить свои тесты, он спал. Внезапно его глаза открылись, он увидел окруживших его людей и напал. Прежде, чем мы смогли его оглушить, двое целителей и трое охранников были ранены. Сразу после этого его перевели сюда.
- Это звучит, будто вы не были удивлены. Фактически, кажется что вы жалеете его, - с презрительной усмешкой прокомментировал Снейп, продолжая осматривать мальчика. Саймон тяжело вздохнул перед тем, как ответить:
- Да, я жалею. Невозможно проработать здесь долгое время и не научиться чувствовать жалость. Я видел его глаза в тот момент, когда он проснулся и увидел целителей. В них был чистый ужас, как будто он подумал, что сама смерть пришла за ним. Что бы он не видел в своих снах, это очевидно имело негативные для него последствия, и присутствие огромного количества дементоров явно не содействовало улучшению его состояния. Он едва двигался все эти пять лет и домашние эльфы, которые занимаются кормлением подвергнутых Поцелую заключенных, были вынуждены делать то же самое для него, иначе он бы давным-давно зачах, - закончил он печально, но его объяснение оставило их всех сбитыми с толку многими вещами.
- Но если он бил в некотором смысле недееспособным так долго, то почему же он провел эти годы взаперти так надежно? - отрезал Ремус.
- После нападения на целителей он был доставлен сюда, как поступили бы с любым другим заключенным на его месте, но когда положенный месяц истек, министр Фадж распорядился оставить его в камере повышенной надежности на неопределенный строк, чтобы обезопасить себя и всех остальных. Начальник тюрьмы Дэниелс согласились без вопросов, - ответил помощник. Как можно было понять из его тона, он не испытывал абсолютно никакого уважения к своему начальнику, который годами не посещал тюрьму. Предпочитая оставаться в своем кабинете в министерстве, в то время как его помощник кроме своих обязанностей, вынужден был выполнят также и обязанности своего начальника. Дамблдор буркнул с досадой и хотел было перейти к разглагольствованию об очевидной некомпетентности Фаджа, но был прерван Снейпом.
- Альбус, мы должны доставить Поттера в больничное крыло прямо сейчас! - Снейп почти кричал, чтобы привлечь внимание старика.
- С ним все будет в порядке? - кротко спросила Гермиона, на что Снейп ответил сердитым взглядом, который ясно говорил: "Вы шутите?". Он и в физическом плане был не в порядке, но эмоциональное напряжение из-за тех, кого он знал и любил и которые обрекли его на ад на земле, могло значительно превысить физические шрамы. "Глупая девчонка" - думал он про себя, доставая палочку и направляя ее на Гарри.
- Это не сработает! - внезапно заговорил Саймон, притягивая к себе любопытные и озадаченные взгляды. - Часть новых укреплений - некоторые новые и более мощные волшебные камеры, включающие щит, подавляющий магию. Пока вы находитесь под его воздействием, магия не будет действовать в камерах или коридорах, пока вы не будете временно включены в охранные чары, что случается лишь тогда, когда приезжают целители или гости. Даже я не могу регулярно использовать магию, хоть я и управляю этим местом, - проинформировал он с досадой в голосе. Снейп зарычал в отчаянии и повернулся к Ремусу.
- Люпин, помоги мне перенести мальчика наверх! - приказал он. Ремус был настолько обеспокоен состоянием Гарри, что даже не удивился, когда бывший школьный враг отдал ему приказ. В конце концов, Снейп верил в невиновность Гарри, когда почти все, включая его самого, этого не сделали. Так кто же он такой, чтобы с ним спорить? Оба мужчины положил рукы Гарри себе на плечи и легко подняли его с пола. Даже зная о его физическом состоянии, мужчины были просто шокированы тем, как мало он весил. И что странно, их 15-минутное путешествие к воротам было свободно от присутствия дементоров. Не то, чтобы они жаловались, но этот факт сильно озадачивал, особенно отсутствие тех двоих, которые охраняли ворота.
Все выдохнули с огромным облегчением, когда они вышли из тюрьмы и массивные ворота за ними закрылись. Направляясь к берегу, у всех было одно и то же чувство, что с островом что-то не так и Дамблдор был полон решимости выяснить, что именно, как только он убедится, что с Гарри все будет в порядке. Они были примерно в двадцати метрах от лодки, когда случилось нечто неожиданное. И Снейп, и Ремус покачнулись вперед с такой силой, что они вынуждены были прекратить поддерживать Гарри, и чудом было то, что они не оказались лицом в грязи. Все вытянули палочки и стремительно развернулись, чтобы встретить новую угрозу и столкнулись лицом к лицу с тем, что казалось невозможным. Конечно, Гарри был все еще на том же месте, где Снейп и Ремус отпустили его, но это был НЕ ТОТ Гарри Поттер, которого они вынесли из тюрьмы всего несколько минут назад.
Сидящим в большом шикарном кожаном кресле был Гарри Поттер. С его насыщенным зеленым пристальным взглядом, направленным на четырех волшебников и одну ведьму, стоящих напротив него. Его грязный, рваный внешний вид исчез, сменившись аурой власти. Вместо низкорослой, тощей оболочки человеческого существа, каким он выглядел раньше, теперь он, казалось, был почти 6 фунтов ростом, с двумястами фунтами хорошо тренированным мышц. Его длинные спутанные волосы теперь были чистыми и изящно спадали вниз чуть ниже локтей. Его глаза, казалось, подчеркивали точеные черты лица и проникали в самые души тех, кто стоял перед ним.
-Присаживайтесь! - прозвучал тихий, но требовательный голос. Его гости выглядели еще более смущенными перед тем, как невидимая сила быстро отбросила их назад и вдруг они оказались сидящими на довольно большом диване точно напротив Гарри.
Все просто шокировано смотрели на Гарри в течении нескольких минут, пока он не устал он их невежества и начал:
- Нам надо поговорить! - холодно сказал Гарри, смотря на сидящих перед ним людей. Удивительно, но единственным человеком, на которого он смотрел без враждебности, был профессор Снейп. - Прежде всего, позвольте мне предоставить вам немного дополнительной информации.
- В тот вечер, когда меня привезли сюда, я был подвергнут самому ужасному избиению, которое я когда-либо испытывал. Это было принято для впервые прибывших заключенных, но ко мне были исключительно жесткими. В конце концов, не так часто охранникам выпадает возможность причинить боль "легенде". Они чуть было не убили меня. Это было в то время, когда я наконец начал осознавать происходящее. С тех пор, как я вошел в волшебный мир, я хотел доказать себе, доказать, что я нахожусь на своем месте, а затем доказать, что я могу соответствовать репутации и образу, которым я был заклеймен с однолетнего возраста. Но в тот момент я задал себе ключевой вопрос. Почему меня должно волновать, что мир думает обо мне? Почему я хочу признания от мира, который в один момент возвышает меня, чтобы в следующий миг с грохотом сбросить вниз? - на этой реплике все смотрели куда угодно, только не на Гарри, задумавшись над его словами, но большинство из них были смущены данной ситуацией.
- В течении двух лет я был по существу пленником собственного сознания. Засыпанный образами, гротескными словами, атакованный болью такой жестокой, какой не испытывал ни один человек. Тогда пришел Волдеморт и изменил это, - после этого последнего заявления все напряглись, поверив, что Гарри упомянул о своем присоединении к Темному Лорду. Это вызвало довольную ухмылку Гарри. - Когда Волдеморт высадился на этом острове, во мне что-то оборвалось. Сила, таившаяся во мне всю мою жизнь, вырвалась на свободу, очищая голову и чувства. Первой мыслью, пришедшей на ум, было то, что кто-то напал на мой дом. - Все выглядели испуганными и шокированы как заявлением Гарри, что Азкабан был его домом, так и мыслью, что ему хватило силы в одиночку прогнать Волдеморта и его Пожирателей.
- Вы ... вы самостоятельно остановил эту атаку? - дрожащим голосом спросил Дамблдор. Он считался самым сильным волшебником в мире, и он считал свою собственную силу немного смущающей. Но если то, что сказал Гарри, было правдой, то у него было больше могущества, чем он мог понять. Глаза Гарри сияли, как будто он прочитал мысли своего старого директора:
- Несомненно.
- Также, я полагаю, именно Вы стоите за дополнительными укреплениями?
- Когда Волдеморт и большинство Пожирателей Смерти были отброшены назад, они бросили здесь большое количество своих товарищей. Существующее строение просто не могло обеспечить их жильем. Тем более, что с того самого времени у нас был постоянный приток новых обитателей, - ответил Гарри бесстрастным голосом, который встревожил всех, кроме Дамблдора. Дамблдора неневозможно было отговорить от движения к цели после всей информации, которую он получил о силе Гарри, и о всем, что происходило в этом месте.
- Если все это случилось после нападения, тогда как получилось, что никто ничего не знал об этих модификациях?
- Люди здесь - охранники, начальник и даже целители и гости, которые время от времени посещают остров, верят именно в то, что я хочу, и, что более важно, ПОМНЯТ то, что я хочу чтобы они помнили.
- Вы накладываете на них всех чары памяти? - И Дамблдор и Ремус были шокированы, что вызвало на лице Гарри усмешку, которой мог бы позавидовать Снейп.
- То, что я сделал, не так просто. Любой идиот с палочкой мог наложить заклятие памяти. В конце концов, это было доказано Локхартом. Возьмем, к примеру, нашего друга Саймона. Пока он здесь, он принимает каждое изменение, которое номинально было сделано. Он помнит тщательное изучение и подписи под нарядами на выполнение работ и планами с Министерства. Он помнит волшебные строительные работы в течение многих месяцев, вдвое увеличившие инфраструктуру тюрьмы и вместимость жилых помещений. Но он не понимает, что ничего из этого никогда не происходило на самом деле. Покидая этот остров, он совершенно не способен говорить об этих изменениях. Так происходит уже в течении 5 лет и он никогда не подвергал сомнению происходящее, никогда не считал, что что-то неправильно. Первоначально, я сделал это, потому что я не хотел, чтобы Волдеморт получил представление в том, насколько возросли мои силы. Я планировал узнать, кто на самом деле убил моих родственников и очистить свое имя. Возможно, начать жизнь сначала. Но потом я кое-что обнаружил - если такое возможно, огонь в его глазах, казалось, замораживал, и стало еще труднее. Он протянул руку за старым кротовым пальто, которое он раньше бросил на спинку стула.
- Уверен, вы узнали это! - холодно заявил он, впиваясь взглядом в Дамблдора и Ремуса. Оба мужчины, казалось, застыли под его пристальным взглядом, в то время, как у Рона и Гермионы на глазах выступили слезы. Снейп, конечно, выглядел так же стоически, как и всегда, но и он чувствовал утрату. - Вы оба были здесь той ночью, когда Хагрид и остальные пробовали вытащить меня из этой тюрьмы. Скажите мне, кто-либо из вас несет ответственность за его смерть? Но довольно об этом, давайте вернемся к недавним вопросам. - Дамблдор кивнул с готовностью, которая подтвердила подозрения Гарри. Как полугигант, Хагрид был устойчив к очень многим проклятиям, и надо было быть очень мощным волшебником, чтобы оглушить, а тем более убить его. В результате злополучной спасательной операции Хагрид был убит, Тонкс схватили, близнецы Уизли, Ли Джордан, Анжелина Джонсон, Алисия Спиннет и Кэйти Белл вынуждены были скрываться от авроров.
-Так почему же вы здесь? - спросил он бархатным голосом, который, казалось, заставил всех вздрогнуть. Через некоторое время Дамблдор успокоился достаточно, чтобы ответить. Он ясно видел, что этого "нового Гарри" будет не так легко убедить в своей искренности.
- Ну, были обнаружены новые доказательства, доказывающие твою невиновность, так что мы сразу же обратились с просьбой о помиловании. Этим утром просьба была удовлетворена и мы пришли, чтобы освободить тебя из этого острова, - объяснил он с неподдельным сожалением, одновременно пытаясь понять, каким образом, пребывая в Азкабане, Гарри стал настолько очевидно могущественным волшебником. Гарри хмыкнул, услышав его ответ.
-Не пытайся играть со мной в свои игры, старик. Я очень хорошо знаком с ситуацией во внешнем мире и, что еще более важно, с мотивами, стоящими за вашим желанием вытащить меня отсюда, - резко ответил Гарри. Дамблдор слегка побледнел, в то время как все остальные выглядели смущенными. И судя по замешательству Снейпа, даже "внутренний круг" Ордена не был проинформирован о пророчестве. - Ах, Вы все еще не рассказали им, не так ли? - спросил он с ухмылкой. - В течение семи лет они боролись, медленно сдавая позиции, и Вы не сказали им, что эта борьба безнадежна.
- Вот видите, Дамблдор, я прекрасно знаю, почему вы здесь. И, несмотря на то, что Вы сказали другим или пытаетесь сказать мне, вы здесь не из-за какой-то освободительной миссии. Единственной причиной, из-за которой Вы снова стали расследовать убийство Дурслей, был Волдеморт. Вы никогда даже мысли не допускали, что я мог бы быть невиновен. Вы просто хотели найти что-нибудь, какие-нибудь формальности, которые могли бы опровергнуть обвинение. Считая, что я был бы вечно благодарным за то, что меня вытащили из этого ада, Вы надеялись просто бросить меня против Волдеморта и за раз решить обе проблемы. Скажите мне, это был шок, когда Вы обнаружили, что маглы раскрыли это преступление за шесть лет до вас?
-Гарри …, - начал Дамблдор, но его тут же перебил Гарри.
- Не называйте меня этим именем, как будто вы меня знаете! - он говорил спокойно, но с очень опасной резкостью. - Гарри Поттер ушел, его больше не существует. Он умер в тот день, когда вы бросили его. Людей, с которыми я постоянно общаюсь, очень немного, между нами редко возникает необходимость в именах, а дементоры неспособны говорить на человеческом языке. Так что имена почти вышли из употребления в этом месте. Ну, так что вы там говорили?
Старый волшебник печально вздохнул, все шло совершенно не так, как он планировал. Он ожидал, что Гарри будет благодарным и жаждущим покинуть остров, но ситуация оказалась прямо противоположной.
- Ты должен понять, в каком положении мы оказались. Все улики указывали на тебя, - Дамблдор как будто больше пытался успокоить себя, чем объяснится с Гарри. Его слова только вызвали резкий смех у Гарри, Снейп закатил глаза, как будто в прошлом ему уже не раз приходилось выслушивать этот аргумент.
- Неправильно Дамблдор! НИ ОДНО из свидетельств не указало на меня. Единственное, что зафиксировали следователи, это то, что я был на месте преступления, и что я ничего не говорил. А не говорил я ничего потому, что был в шоке. У них не было ни свидетелей, ни вещественных доказательств. Дурсли были заколоты, и все же не было никакого оружия убийства. Единственное, что у них действительно было, так это ваши показания, как главного свидетеля обвинения. Разглагольствования в суде о том, как сильно я изменился после битвы в Отделе Тайн, как я был развращен темной магией и выбрал ту же самую дорожку, что и Волдеморт. Вы даже нашли способ убедить в моей вине моих друзей, потому что все мы знаем, что за все 150 лет великий Альбус Дамблдор никогда не ошибался. Если он во что-то верит, то это обязательно должно быть правдой. Вы даже мысли не допускали, что он может быть неправ, пока не стало слишком поздно, - Гарри остановился на несколько минут, чтобы дать возможность подумать над его словами. Тем временем в головах 5 "гостей" мелькали воспоминания. Поразмыслив над этим несколько минут Гарри решил проинформировать других о содержании пророчества, по той простой причине, что он хотел бы увидеть их реакцию.
- Я считаю, это довольно забавно, что многие члены вашего Ордена, даже несколько ваших студентов, боролись и рисковали своей жизнью, чтобы защитить это пророчество, а ты никому не сказал, как оно звучит. Ну что ж, я скажу вам сейчас.
«Близится тот, кто сумеет победить Темного лорда… он будет рождён на исходе седьмого месяца теми, кто трижды бросал ему вызов… Темный лорд отметит его как равного себе,… но ему дарована сила, о которой неведомо Темному лорду… один из них умрёт от руки другого, выжить в схватке суждено лишь одному… тот, кто сумеет победить Темного лорда, родится на исходе седьмого месяца…»
- Таким образом, это означает, что только ты можешь убить Волдеморта? - примерно минуту спустя тихо спросила Гермиона, не глядя Гарри в глаза. Старый Гарри, тот, с которым она дружила, как можно скорее попытался столкнуться с Волдемортом , если это помогло бы спасти человеческие жизни. Однако это не был старый Гарри.
- Да, я полагаю, что так и есть! - Гарри ответил небрежно, как если бы это было неважно для него. Их реакция была вполне предсказуемой. Гермиона проанализировала каждое слово, каждую строчку, пока она не пришла к правильному выводу. Глаза Рона, казалось, потускнели в замешательстве. Ремус выглядел так, как будто у него вот-вот случится сердечный приступ, Снейп казался немного бледнее обычного, однако таким же невозмутимым и собранным, как и всегда, и, взглянув в его глаза, Гарри показалось, что он уже знал о содержании пророчества раньше. А Дамблдор просто выглядел уставшим.
- Итак, что ты собираешься делать? - робко спросил Рон, как будто Гарри был каким-то огромным рычащим зверем, в любой момент готовым наброситься на него. Четверо других гостей с надеждой ожидали ответа, но они становились все более и более нервными по мере того, как на лице Гарри расцветала злобная ухмылка.
- О, я не убью его. Я придумал кое-что получше. Однажды, после того как он уничтожит своих врагов в других местах, другими словами вас, он снова вернется сюда, чтобы попытаться претендовать на эту крепость для себя. Не говоря уже об освобождении всех его заключенных слуг. В этот день, и не раньше, он встретит свое поражение, - ответил он бесстрастным голосом.
- Как! Значит, ты собираешься просто оставить невинных людей на убой? - Гермиона была в ярости.
- Это те же самые 'невинные' люди, которые отправили невинного пятнадцатилетнего мальчишку в ад, - язвительно парировал Гарри. - Какое право имеют эти люди просить меня о помощи. В целом, большинство из них - трусы, которые так боятся самого имени, что, когда речь идет о защите их собственных семей, они действуют нерешительно. В течении первых двух лет, что я провел здесь, я не видел ничего, кроме деятельности Волдеморта, и преступлений, совершенных его Пожирателями Смерти. Влияние дементоров только усилили связь между нами. Я видел каждую жертву, я чувствовал каждое проклятие. Я даже видел, как один человек убил всю свою семью перед Волдемортом в надежде, что он позволит ему жить. У меня нет ни времени, ни желания бороться за мир, который не собирается бороться сам за себя. Кто знает, возможно, жизнь под ботинком Волдеморта некоторое время вынудит этот мир вырастить еще парочку шаров.
- Этот мир борется! И каждый день мы умираем, - сказал Дамблдор утомленным голосом.
- Да повзрослейте же Вы наконец, Дамблдор. Прекратите валять дурака и оглянитесь вокруг! В случае если Вы не заметили, вы теперь в меньшинстве. Вы считаете, что борьба и избавление мира от Волдеморта и его Пожирателей Смерти - единственно возможный выбор. Однако подавляющее большинство магов готовы предоставить Пожирателям полную свободу действий, отбросив моральные принципы. Они больше не считают Волдеморта своей самой большой угрозой. Это звание теперь принадлежит вам, - заявил Гарри, глядя прямо в глаза старого директора. Немного понаблюдав за всеобщим смущением и потрясение, он продолжил: - Каждый из вас в течении долгого времени сражался в этой войне, и вы не изменили вашим взглядам или привязанностям. Несомненно, вы не настолько наивны, чтобы полагать, что весь остальной мир столь же благороден. Большая часть магов считает, что как только вы остановите ваш "глупый" и "неосуществимый" крестовый поход, Волдеморт оставит их в покое. Так что вашим наиболее опасным врагом являются не Пожиратели Смерти, а бесчисленное количество трусов, которые предпочитают жить в страхе и подвергаться пыткам, а не бороться за свои семьи.
- Наша борьба не была бы глупой или неосуществимой, если бы ты помог нам, - первым высказался Ремус. Горе, смешанное с надеждой сияло в его глазах. Гарри посмотрел на него долгим взглядом, прежде чем ответить.
- Сириус, возможно, был готов работать с предавшими его людьми после того, как он сбежал с этого острова. Я же не настолько великодушен.
- То, что ты оставляешь людей гибнуть в то время, как ты можешь этому помешать и просто не хочешь этого сделать, делает тебя таким же, как Волдеморт, - яростно закричала Гермиона. Гарри с любопытством разглядывал ее в течении минуты.
- Я такой же, как и Волдеморт? Волдеморту нужен весь мир, и если он не сможет его получить, он его просто уничтожит. Мне же, с другой стороны, достаточно наблюдать за тем, как мир сам себя разрушает. Семь лет назад я с удовольствием боролся бы до смерти, защищая одного из вас, как, впрочем, и любого другого, теперь я - человек, которого вы видите перед собой. Вы заявляете, что я такой же, как Волдеморт? Вы сами отправили меня сюда и стали причиной этого изменения. Скажи мне, Гермиона, кто же вы после этого? - жестоко спросил Гарри, зная, как это повлияет на остальных.
Разрыдавшаяся Гермиона бросилась в объятия Рона, сердито смотревшего на своего бывшего лучшего друга. Он уже подготовил про себя напыщенную речь и готов был сказать Гарри все, что он сейчас чувствовал, но тут он увидел, как со стороны ворот приближаются две укутанные в мантии фигуры, ведущие небольшую группу из 6 оборванных людей. Почти как они сделали раньше, группа инстинктивно потянулась к своим палочкам, однако быстро выхватили эти палочки, когда узнали светлые платиновые волосы Люциуса Малфоя. Гарри забавлялся, наблюдая, как Рон, Гермиона и Ремус направили палочки в сторону вновь прибывших, а Дамблдор, казалось, разрывался между Пожирателями и Гарри. Снейп остался сидеть, но, если не обращать внимания на его смущенный вид, он, казалось, разделял развлечение Гарри, наблюдая реакцию своих коллег.
- Если вы считаете их угрозой, то очень сильно ошибаетесь. Первый же год исправил большинство из них, - Гарри усмехнулся, когда две укутанные в мантии фигуры толкнули шестерых человек на колени в нескольких шагах от кресла Гарри. Гордый, высокомерный аристократ Малфой исчез. На его месте был хилый сломленный человек, чьи глаза отражали лишь боль.
- Что с ним случилось? - шокировано спросил Ремус. Он не испытывал никакой любви ни к кому из Малфоев, но состояние мужчины на данный момент почти лишило его дара речи.
- Несмотря на распространенное мнение, дементоров подпитывают негативные воспоминания и эмоции, а не положительные. Если бы все было так, как принято считать, то заклятие Патронуса служило бы для дементоров чем-то вроде закуски, делало бы их сильнее, а не прогоняло. И я боюсь, что у Малфоя, как оказалось, было очень много плохих воспоминаний, - объяснил он с ухмылкой. Две укутанные фигуры, казалось, слегка тряслись, как будто пытались удержатся от смеха. Ласково взглянув на этих двоих, чем немного удивил "гостей", Гарри продолжил:
- Конечно, даже без дементоров он по-прежнему будет в очень плохом состоянии. Белла действительно хорошо над ним поработала.
- Белла, какая Белла? - спросил Дамблдор, хотя у него и возникло подозрение, кого именно Гарри имел ввиду.
- Почему бы вам двоим не опустить капюшоны, и не присоединится к нам? Я не думаю, что эта компания куда-нибудь собирается, - как бы отвечая на слова Гарри, две фигуры сняли капюшоны. В этот момент даже Снейп не смог сдержать потрясения, увидев Нимфадору Тонкс и вполне вменяемую Беллатрикс Лестрейндж, стоящих рядом. Тонкс выглядела, как и всегда, молодой, привлекательной и полной энергии. Даже Беллатрикс удивила их. Исчезли испуганные глаза и обветшалые черты, которые появились после почты двух десятилетий, проведенных в Азкабане. Она выглядела почти как на ее выпуске из Хогвардса, само олицетворение аристократической элегантности. Обе женщины широко улыбнулись и весело поздоровались с группой, даже их глаза не выражали ничего, кроме счастья.

@темы: перевод, Лорд Азкабана, Гарри Поттер, ГП/НТ, ГП/БЛ