alextyna
ЧАСТЬ 3
СКВОЗЬ ВРАТА АДА

Лорд Волдеморт оглядел море из черных, укутанных в мантии фигур, и почти скривился от отвращения. Каждый из его Пожирателей Смерти, хотя бы раз взглянувший на черные воды в сторону Азкабана, вздрогнул от страха, а раннее утреннее солнце, казалось, окрашивало небо в цвет крови. Ему нравилось видеть страх в глазах своих врагов. Но если этот страх его слугам внушал кто-то кроме него, это наполняло его яростью. Для достижения своей цели он боролся почти шестьдесят лет, и когда эта последняя "цитадель" была наконец-то падет, он очистит свои рады от всех слабаков и трусов. Таким людям, как Корнелиус Фадж и остальным министерским подхалимам не было места в его будущем.

- Сегодня мы сделали то, что еще не удавалось никакой силе на земле. На протяжении более тысячи лет Хогвардс выстоял против всех противников, но теперь его время прошло. Там, где раньше царили грязнокровки и маглолюбы, теперь будут приняты чистокровные и только чистокровные. Долгое время волшебная кровь разбавлялась примесями, сделавшими наш мир слабым. Такие дураки, как Альбус Дамблдор, - продолжил он, отвесив старому директору пинок в бок, - пытались промыть мозги нашим детям, внушая, что они ничем не отличаются от грязнокровок, сквибов и даже маглов. Ну что же, за последние несколько лет мы показали миру разницу. Мы сильнее, мы выше, и мы будем жить в мире, где больше не будем на вторых ролях.

- В течении последних шести месяцев нам покорились все Министерства в мире, упали все главные магические учреждения, за исключение одного. За последние пять лет люди волшебного мира стали смотреть на Азкабан так, как раньше на Хогвардс. Может, это и простая тюрьма, но он стал символом для слабоумных дураков, которые верят, что моя власть будет остановлена, - Волдеморт остановился на мгновение, и каждому, имеющему глаза, было видно, что он еще больше разозлился. - Они говорили, что Хогвардс не может быть взят, но в этот момент мои слуги патрулируют его залы. Они говорили, что Дамблдора победить невозможно, и все же вот он – слабый и бессильный против меня.

- А как же Гарри Поттер? - спокойным тоном отозвался Дамблдор со своего места на земле, где он находился рядом со своими коллегами.

Даже ненавидя мальчика больше всего на свете, все Пожиратели Смерти в настоящее время задавали себе тот же вопрос и повернулись к своему хозяину за ответом.

- Гарри Поттер, - выплюнул Темный Лорд. – Это трус. Он один несет ответственность за мое единственное крупное поражение с тех пор, как я вернулся, и все же он скрывается. Да, мальчишка могущественен. Да, я слишком много раз его недооценивал. Но со времени нашей последней встречи моя сила значительно возросла. И когда я найду этого мелкого паршивца, его голова присоединится к вашим, - сказал он со злой усмешкой, посмотрев на профессоров Хогвардса, - установленным на главных воротах вашей любимой школы.

***
- Там очень много лодок, - пробормотал про себя "Грозный Глаз" Грюм, посмотрев в сторону берега с вершины восточной башни Азкабана.

- Они направляются сюда? – задал вопрос стоящий рядом с мужчиной Гарри. – Как считаете, много времени им потребуется, чтобы добраться до берега?

- При такой скорости, как сейчас, я бы сказал, что это займет у них около двух часов. Поднятые Вами ветры и течения хорошо справляются со своей работой. Подождите, что за черт! С ними Альбус и остальные.

- И зачем же он их притащил ... А, он хочет, чтобы Дамблдор увидел конец этой войны, - сделал вывод Гарри после минутного замешательства. – Умный человек при первой представившейся возможности устранил бы такую угрозу, как Дамблдор. Но я должен признать, что, несмотря на все случившееся, я все же рад, что они пережили это, - сказал он, прежде чем развернуться и выйти из комнаты, где остался наблюдать Грюм. Пробираясь обратно к более низким уровням крепости, Гарри направился в сторону главного зала, где, несмотря на ранний час, все уже были в сборе. Пока он шел, Гарри размышлял обо всем, что случилось за последние несколько дней, с тех пор, как к ним присоединилась профессор МакГонагалл. Так случилось, что она появилась в ту самую ночь, когда должны были пожениться Драко и Габриэль. Это было одной из основных причин, почему Драко так нервничал во время их маленького набега на библиотеку Хогвардса – если бы он не вернулся вовремя, невеста бы точно его убила.

Сама свадьба была довольно типичной, хотя, надо признать, не то чтобы Гарри довелось побывать на многих. Поскольку ее отец не знал о свадьбе, как, впрочем, и о том, где она находилась, Гарри удостоился чести вести Габриэль к жениху, а Снейп был шафером. И свадьба, и прием прошли гладко, хотя некоторые и выпили больше, чем надо было. В целом это был хороший вечер, но сейчас все мысли Гарри занимало последовавшее за ним утро.

/Flashback/
После очень долгой ночи с выпивкой и танцами, Гарри со стоном проснулся. Просыпаться утром перед самым рассветом уже стало привычным делом, но, во имя всех высших сил, что могут быть вокруг, как же ему хотелось сейчас просто поспать еще несколько часов. Почувствовав слабое движение у своего левого плеча, он обнял лежавшую рядом с ним фигуру и просто наслаждался спокойствием, чувствуя тело рядом. Судя по ощущению длинных волос на своей руке, он обнимал Беллу, и на короткое время задался вопросом, когда она успела завить волосы. От этого вопроса чуть не остановилось сердце. Спустя несколько долгих мгновений он сумел восстановить дыхание, хотя оно и стало тяжелым, коротким и слегка неровным. Набравшись достаточно мужества, Гарри заставил себя открыть один глаз и, к его ужасу, опасения подтвердились, когда он увидел спутанную копну ярко-рыжих волос.

Почти целую минуту спустя, когда ему удалось вновь обрести способность мыслить, он открыл второй глаз и осмотрелся вокруг, пытаясь оценить ситуацию. Оказалось, что он лежал в центре своей кровати, а Белла и Тонкс – справа от него. Надо сказать, что Тонкс спала на самом краю кровати и лежала в положении, ясно указывающем, что в скором времени она окажется на полу. Столь же забавным, как и привычки сна Тонкс могли показаться, что все свое внимание он использовал, чтобы выяснить, как он попал в этот беспорядок и как ему из этого выбраться так, чтобы не пострадали некоторые качества, присущие мужчинам, если вы понимаете, что я имею ввиду.

Обратив свой взор назад к Джинни, он сразу же понял, насколько серьезной была ситуация. Джинни не только лежала рядом с ним, нет. Она лежала около него во всем своем обнаженном великолепии. Несмотря на то, что всего в нескольких дюймах от него спали обе его жены, он не мог отвести от нее глаз. Из-за климата Азкабана у Тонкс, Беллы и даже у Гарри была очень бледная кожа, но Джинни чем-то отличалась. Это был легкий спокойный оттенок слоновой кости вместо нормального здорового цвета. Но Гарри не волновало, как получился такой цвет кожи, он думал, что это было красиво. Его взгляд поднялся от того места, где простыня покрывала ее талию, коротко остановились на крепком плоском животе, прежде чем двинуться дальше. Однако его исследование внезапно прервалось, когда Джинни повернулась и обвила его руками, уткнувшись лицом в его шею. Застигнутый врасплох внезапным движением, его мозг чуть не отключился полностью, когда она еще немного подвинулась и он смог почувствовать, как ее обнаженная грудь прижалась к его груди. Бросив быстрый взгляд на другую сторону, он с облегчение убедился, что внезапное движение не потревожило Беллу и Тонкс.

- Все, мне конец, я труп, - думал он про себя, представляя, какой будет их реакция, когда они проснутся и увидят цепляющуюся за него Джинни. Вкратце у него мелькнула идея просто вскочить и сбежать, но он быстро ее отверг. После долгих размышлений он наконец решил просто ничего не делать. Он полежит и, когда проснутся все остальные, просто будет отрицать, что ему что-то известно. Конечно, не самый лучший план, но это было все, что он мог придумать на данный момент. Он, должно быть, лежал там бревном почти полчаса, пока не зашевелилась Тонкс. В ожидании неизбежного тело Гарри сразу же задеревенело, а в горле перехватило дыхание. Как и предсказывалось первоначально, внезапное движение Тонкс заставило ее с глухим звуком упасть с кровати. Обычно происшествия вроде этого заставило бы женщину выпустить длинную вереницу ругательств о ее неуклюжести, но на сей раз она просто вскочила с пола с улыбкой на лице. Гарри тут же еще раз зажмурил глаза, когда понял, что, как и Джинни, она была полностью обнаженной, и он начал вести безнадежную борьбу с реакцией своего тела.

- Белла, проснись, - вскрикнула Тонкс. В ответ послышалось только ворчание, а Белла просто перевернулась и попыталась зарыться в тело Гарри. Это, однако, создавало проблему, во всяком случае для Гарри, так как обнимая его, она одновременно обнимала Джинни. Гарри открыл глаза как раз вовремя для того, чтобы увидеть, как Белла наткнулась взглядом на спящее лицо, которое разделяло с ней ее "подушку". Однако реакция оказалась совершенно не той, что он ожидал. Вместо того чтобы наорать на него или даже проклясть, Белла вскочила с постели и пожаловалась на Тонкс. Несмотря на серьезность ситуации, Гарри испытал облегчение от того, что хотя бы на Белле была нижняя часть пижамы.

- О ЧЕМ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ВЫ ДУМАЛИ? - звука голоса Беллы было достаточно, чтобы разбудить Джинни. Помле кратковременного замешательства она громко выдохнула, потом быстро села и закуталась в одеяло.

- ВЫ ДОЛЖНЫ БЫЛИ ОСТАНОВИТЬ МЕНЯ ПОСЛЕ ТРЕХ НАПИТКОВ. ВЫ ЗНАЛИ, ЧТО Я ХОТЕЛА КОНТРОЛИРОВАТЬ СВОИ ДЕЙСТВИЯ, КОГДА ЭТО СЛУЧИТСЯ.

Теперь тревога Гарри уступила место замешательству. "О чем, черт возьми, она говорит?" - подумал он про себя.

- Извините, но вам было так весело и я не хотела это испортить, - невинно ответила Тонкс, улыбнувшись своей тетке.

- Что здесь происходит? - наконец заговорил Гарри, в то время как Тонкс и Белла смотрели друг на друга. При звуке его голоса обе женщины обернулись и посмотрели на него с невинным выражением лица. Слишком невинным.

- Ничего, - ответили они в один голос. Глаза Гарри немедленно подозрительно сузились, а две женщины под его взглядом начали нервно переминаться с ноги на ногу.

- Что происходит? - снова спросил он твердым голосом, пристально разглядывая обеих.

- Ну хорошо, хорошо, хорошо. Мы подумали, если вы двое хорошо выпьете, - начала Тонкс, кивнув в сторону Гарри и Джинни. - Тогда мы могли бы . . . ну... в общем... ты знаешь. С тех пор, как Джинни оказалась здесь, мы видели, что вас тянет друг к другу и ей очевидно были интересны наши отношения. Но мы поняли, что вы двое никогда не заговорите об этом, так что мы решили, что ... , - она затихла, как будто ей было нечего больше сказать. Гарри и Джинни шокировано уставились на двух женщин. Как бы он не старался, Гарри не мог понять, почему эти двое хотели, чтобы он был с Джинни. На несколько минут воцарилась тишина, прежде чем Гарри смог ответить:

- Хорошо, давайте разберемся, правильно ли я это понял. Вы думали что мы хотели "физических" отношений друг с другом. Вы двое, очевидно, тоже заинтересовались такими отношениями с ней. Итак, вы решили нас напоить, чтобы спровоцировать на это. Все верно?

- Ну, когда ты так говоришь, это звучит как-то аморально.

- Если вы знали, что ни один из нас не стал бы упоминать об этом, то почему вы просто сами не подняли эту тему?

Столкнувшись с этим вопросом, Белла и Тонкс на мгновение смутились, но потом напустили на себя виноватый вид, пытаясь добиться благосклонности Гарри, но сам Гарри был неуверен, насколько виноватыми они себя чувствовали, если вообще чувствовали.

- Честно говоря, мы никогда не думали о такой возможности, но ведь так намного забавнее? - прокомментировала Белла, глядя между Гарри и Тонкс. Услышав нечто похожее на приглушенные всхлипы, Гарри обратил свое внимание на Джинни. Сначала он подумал, что она плакала, возможно из-за трудности ситуации. Но эта мысль была отброшена, как только она подняла голову и ее приглушенные "всхлипы" переросли в полноценный смех. Сказать, что Гарри был удивлен и озадачен, будет высшим преуменьшением.

- И что забавного ты смогла в этом найти? – спросил он с досадой. Реакция Джинни была полной противоположностью того, чего он ожидал, так что ее веселье немного сбило его с толку.

- Я как раз думала о том, что сделают Фред и Джордж, когда узнают об этом, - ответила она, задыхаясь. Гарри мгновенно побледнел, чем заставил трех женщин смеяться до упаду.
/End Flashback/

Гарри трудно было удержаться от улыбки, когда он думал о той ночи. На следующую ночь Джинни тоже присоединилась к ним. Хотя сначала без выпивки, которая могла помочь расслабиться, для всех них это было немного неловко, но скоро им стало комфортно друг с другом. Правда обычно Фред и Джордж не упускали возможности подшутить над Гарри, но несмотря на некоторый дискомфорт, он не мог не думать, что оно того стоило. Надо сказать, больше всего Гарри, Тонкс и Белла беспокоились из-за возможной реакции дочерей. Хотя девочкам еще не было и пяти лет, все же они уже давно договорились не утаивать важных секретов от своих детей. К великому облегчению всех участвующих сторон, эти двое оказались в восторге от новостей и, к великому смущению Джинни, спросили, когда она планирует подарить им еще одну сестру, так как у Беллы и Тонкс уже было по одному ребенку. Снейп уже было решил прокомментировать ситуацию в своей обычной манере, но быстро замолчал, когда появился Драко и с невинным выражение лица спросил не знает ли он, где была его мать. Снейп сразу же покраснел, и стало ясно, что она снова провела ночь в его постели.

Однако, как это обычно в итоге и происходит с большинством вещей, шутки близнецов над Гарри устарели и вскоре стали раздражать. Когда оказалось, что эти двое даже и не собираются прекращать, Гарри пришлось пригрозить шутникам, что он предоставит Анне и Кэтрин полную свободу сделать с ними двумя все что угодно. И Фред и Джордж мгновенно побледнели и быстро решили, что хорошего понемножку. Эти две девочки, хоть и очень маленькие, оказались прирожденными шутниками, и были ОЧЕНЬ хороши в том, что делали. Ирония была в том, что многое из того, что они делали, не задумывалось, как шутки, просто так получалось само собой. Если они хотели поиграть с собакой на улице, и не могли найти палку, использование в этом качестве ноги Грюма казалось совершенно очевидным. А если некий Мастер Зелий ударился коленом о стол и хромал, дать человеку другую ногу казалось хорошей идеей. Нет, близнецам не хотелось иметь дело с кем-то, чья логика работала таким образом. В конце концов, что бы они ни придумали – если возьмутся за это серьезно, все будет намного хуже и унизительнее.

Войдя в главный зал с улыбкой на лице, он выбросил из головы все эти мысли и попытался сосредоточиться на задаче. Пройдя в дверь он обвел взглядом комнату и увидел, что все или, по крайней мере, подавляющее большинство его бойцов уже были здесь и ждали. Всего здесь находилось около трехсот человек, и большинство из них было вооружено до зубов. Единственными жителями Азкабана, которые здесь не присутствовали, были дети, за исключением Кэтрин и Анны, и то только потому, что никто, даже их родители, не хотели восстановить их против себя. Было несколько небольших групп людей, слоняющихся и разговаривающих, но большинство из них просто сидели за одним столом или ожидали, чтобы услышать о том, что, как они знали, начинается. С таким настроением присутствующих было неудивительно, что все они сразу же затихли, когда поняли, что Гарри вошел в комнату. Пока Гарри пробирался через зал, стоящие быстро заняли свои места. Когда он добрался до места назначения и посмотрел на группу людей, стало ясно, что у всех них было довольно хорошее представление о том, что он хотел сказать, так что он не стал откладывать.

- Как некоторые из вас, возможно, знают, вчера поздно вечером на Хогвардс была совершена атака, и примерно через тридцать минут борьбы Волдеморт взял школу. Сейчас, в эту минуту, Волдеморт и около трех тысяч Пожирателей Смерти находятся на пути сюда. Но они не одни. Кажется, этот змеемордый хочет немного позлорадствовать и, вместо того, чтобы их убить, он решил взять с собой пленных профессоров Хогвардса, в том числе и Дамблдора.

Практически сразу же после этой новости начались удивленные перешептывания, но наиболее распространенной реакцией было подсмеивание над глупостью Волдеморта, оставившего в живых таких опасных врагов только для того, чтобы ткнуть их носом в свою победу. Не то, чтобы все желали смерти Дамблдору и остальным, конечно, но его много раз предупреждали о необходимости эвакуации Хогвардса, так что если он не прислушался к голосу разума, ему придется жить с последствиями, или, скорее, умереть с ними.

- Как уже было сказано, после того, как я разберусь в Волдемортом, с помощью Беллы и Северуса Снейпа, я использую множество заклятий, чтобы никто больше не смог найти этот остров, если только мы сами этого не позволим. Но есть один недостаток – никто не сможет покинуть остров, пока будут действовать эти заклинания. Я работаю над тем, чтобы любой из живущих здесь мог по желанию уехать, но завершение необходимых вычислений и подбор действующих заклинаний займет какое-то время. С учетом этого я хочу напомнить всем здесь, что они вольны уйти в любое время. Это будет проще простого – после того, как все закончится, вас отправят на материк вместе с профессорами. У вас будет возможность жить там, где вы выберете, в мире, свободном от Волдеморта.

- Мы можем хотя бы приблизительно узнать, сколько времени потребуется, чтобы изменить заклинания и позволить нам проходить сквозь щиты? – спросила Джинни, которая стояла впереди рядом со своими братьями-близнецами.

- Это может занять от двух недель до двух месяцев или двух лет. С такими сложными заклинаниями как эти, достаточно трудно сделать даже наименьшие изменения, а тем более выделить и изменить определенных ключевых компонентов, которые ...

- Хорошо, хорошо, не надо вдаваться в подробности, я все равно никогда не пойму. Ты сможешь сделать необходимые изменения? Да или нет? – перебила его Джинни, потирая переносицу, как будто сама мысль о таких технических подробностях вызывала у нее головную боль.

- Да я могу.

- Ну вот, это все, что я хотела знать.

- Хорошо, как я уже сказал, это может занять время, прежде, чем вы сможете уезжать отсюда, так что если ли кто-нибудь, кто хотел бы уйти сейчас? – серьезно спросил он, но на удивление никто не вызвался, даже молодые люди, предпочитающие, как правило, жить в районах с некоторыми возможностями развлечений. После нескольких минут молчания Фред и Джордж вышли вперед.

- Я знаю, мы не можем говорить за всех, но нам ты дал место для проживания, когда мы в этом нуждались больше всего. Мы жили здесь на протяжении нескольких лет и теперь, честно говоря, я больше не могу даже представить себе подумать о Норе или о любом другом месте как о доме. Теперь наш дом здесь и мы останемся.

Джордж кивнул, соглашаясь со своим близнецом, кивки и бормотание согласия доносились из толпы. Не потребовалось много времени, чтобы все согласились с близнецами Уизли и тоже решили остаться. Гарри более чем удивился единодушности решения, но все же очень им доволен.

- Хорошо, - снова начал он после короткой паузы, понадобившейся, чтобы справиться с удивлением, – как я уже сказал, Волдеморт уже на пути сюда и должен добраться до острова примерно через два часа, так что нам есть чем заняться. Белла, возьми свою команду, и начинайте создавать иллюзию, над которой ты работала. Тонкс, ты со своими людьми как можно скорее должна отбыть в Хогвардс.

Обе женщины коротко кивнули и направились к разным выходам, за каждой из них последовали по крайней мере 25 мужчин и женщин. Фред, Джордж и Ли Джордан были в команде Тонкс, а все остальные члены бывшей квиддичной команды Гарри, за исключением Оливера Вуда, отправились с Беллой.

- Все остальные пожалуйста не забывайте в течении следующего часа находиться на своих назначенных позициях. Джинни, я был бы признателен, если бы ты убедилась, что Анна и Кэтрин останутся рядом с тобой и подальше от неприятностей, - попросил он, посмотрев на своих маленьких дочерей. Он не сомневался, что если он оставит их на произвол судьбы, они попытаются влезть в его противостояние с Волдемортом. Они, в конце концов, его дочери и имеют неприятную привычку почти ежедневно попадать в какие-то неприятности. Джинни кивнула в знак согласия, ее губы изогнулись в улыбке и она пошла к двум маленьким девочкам. Она отдала им свое сердце с первой же встречи и наслаждалась их обществом всякий раз, когда они были рядом.

Перебрав несколько случайных и почти незначительных деталей, Гарри вышел из зала и направился к массивным двустворчатым дверям, которые вели наружу. Там его ожидал лидер клана Дементоров, Боб, как его настойчиво называла Белла. Их беседа была короткой и по существу, но было совершенно ясно, что темные создания с нетерпением ждали надвигающегося столкновения. Опять же, если бы вы были существом, питающимся негативными человеческими эмоциями, вы бы чувствовали то же самое.

Прогуливаясь по прохладному утреннему воздуху, он осмотрелся вокруг и увидел, как команда Беллы рассредоточивалась у подножия крепости, накладывая многочисленные чары иллюзии, разработанные Беллой с небольшой помощью Гарри. Их целью было скрыть от Волдеморта изменения в строении, пока не станет слишком поздно, чтобы возвращаться. Иллюзия была настолько полной, что даже Грюм со своим волшебным глазом не смог бы обнаружить никакого обмана. Оглянув все вокруг последним одобрительным взглядом, Гарри беззвучно исчез.

***
- Крис, сделай то, Крис, сделай это, - с досадой пробормотала про себя молодая женщина, выбежав из палаты необратимых повреждений от заклинаний в больнице Сент-Мунго. У нее был очень неудачный день и непохоже, что в ближайшее время это как-то изменится. С тех пор, как Министерство магии капитулировало перед Волдемортом, охрана была увеличена почти втрое, и теперь она обнаружила, что выполнению поручений и доставке сообщений уделяется внимания больше, чем работе с пациентами.

Едва закончив обучение в Хогвардсе пятью месяцами раньше, ей повезло попасть в число стажеров. Но пока работа не соответствовало ее ожиданиям. Это были смутные времена, в конце концов, и она могла бы принести большую пользу, используя свои знания и навыки помогая целителям, а не занимаясь рутинной работой, с которой мог справиться даже пятилетний ребенок. С тяжелым вздохом она села за стол у входа в палату и положила перед собой палочку.

С Волдемортом на свободе никто в больнице не рисковал. Даже не излечивая раны и не призывая какие-то зелья, все сотрудники не выпускали палочки из рук. Пожиратели Смерти могли напасть и разрушить больницу в любую минуту, и все хотели быть готовыми в случае, если это произойдет во время их дежурства. Оглянувшись, Крис, или скорее Кристина, увидела патруль авроров, в последнее время появлявшийся здесь регулярно. Обычно они патрулировали группами по трое, и Крис постоянно приходилось удерживаться, чтобы не закатать глаза при мысли, что три аврора надеются остановить армию Пожирателей. Правда, их присутствие часто заставляло других чувствовать себя более защищенными, но на самом деле от них было бы мало пользы против превосходящих сил.

После падения Министерства большинство авроров сбежали со своими семьями, но некоторые остались, чтобы бороться. Многие отправились к Альбусу Дамблдору в Хогвардс, некоторые пришли в Сент-Мунго в качестве охраны, а некоторые даже попытались создать несколько подпольных групп против Темного Лорда. Большинство из этих групп были разгромлены еще до того, как устели хотя бы организоваться. Это был только вопрос времени, пока волшебный мир преклонится перед этим монстром. До сих пор он сосредотачивался на главных институциях власти, но как только их не станет, в том числе и Хогвардса, он обратит внимание на учреждения помельче, вроде больниц и других маленьких школ магии.

Она глубоко вздохнула, и тут услышала шум бросаемых проклятий, а мгновение спустя раздались звуки удара трех тел о пол. Инстинктивно она потянулась к столу и схватилась за палочку, сжав ее как в тисках, и наклонилась вперед, вглядываясь в пустой коридор. Она слегка вскочила, когда двойные двери с треском распахнулись, и в проеме появилась высокая фигура. Девушка сразу же соскользнула со стула и спряталась за столом, прижимая к груди свою палочку. Проигрывая безнадежную борьбу с собой, пытаясь сдерживать дыхание под контролем, она ясно слышала, что этот человек насвистывал какую-то избитую мелодию, направляясь к ее укрытию.

Хотя в школе у нее были достаточно хорошие отметки, но она никогда не была выдающимся студентом в защите, так что у нее не было никаких иллюзий, что она смогла бы победить того, кто в считанные секунды разобрался с тремя высококвалифицированными аврорами. Ее единственным шансом была возможность, что он ее просто не заметит. Однако, продумывая все это, девушка вдруг вспомнила о целителе и пациентах в палате и пришла к выводу, что не может просто сидеть, сложа руки и ничего не делать.

Понимая, что больше не слышит насвистывание, она надеялась, что он уже прошел мимо нее. И ей, возможно, удалось бы выстрелить в него так, чтобы он не успел заметить. Обычно она никогда не проклинала никого со спины, но сейчас чувствовала, что другого выбора не было. Она глубоко вдохнула, еще раз попытавшись выровнять дыхание, встала и подняла руку с палочкой.

- Ей, там!

Испугавшись, Крис вскрикнула и отскочила назад. Когда она встала и повернулась лицом, оказалась всего в дюйме от незваного гостя. Подняв голову, чтобы посмотреть на него, она увидела, что он просто рассматривает ее с веселым выражением лица. Это лицо показалось ей очень знакомым, но она не могла точно вспомнить, кто это.

- Извините, что испугал вас, но я ищу Лонгботтомов, не подскажете, где они могли бы быть, - вежливо спросил он, как будто и не нападал только что на группу авроров. Глядя на него, она ни разу не опустила палочку, и ее глаза сузились, как только она услышала вопрос. В конце концов, Пожиратели Смерти уже не раз убивали пациентов.

- И почему я должна сказать вам? Вы явно не частый посетитель, если даже не знаете, где они находятся, - решительно ответила она подозрительным тоном.

- Потому что я собираюсь помочь им выздороветь. Я чувствую, они уже достаточно долго пролежали в кроватях, вам так не кажется? Немного отдыха не повредит, но наступает момент, когда "небольшой отдых" превращается в обычную лень, - прямо ответил мужчина с легкой улыбкой. Крис посмотрела на посетителя, как на сумасшедшего. Он сразу понял, что она ему не поверила, так что со вздохом поднял руку и отвел волосы со лба, открывая очень знакомый шрам.

Когда стоящий перед ней человек поднял руку, она еще сильнее сжала палочку, но чуть не уронила ее от шока, когда взгляд остановился на известном шраме-молнии Мальчика-Который-Выжил.

- Гарри Поттер! - выдохнула она в шоке.

- Именно. Я думаю, что если я способен прогнать Волдеморта вместе с его жалкими последователями, то исцеление нескольких человек не потребует многих усилий.

Молча кивнув, молодая женщина просто вышла из-за стола и с застывшим выражение лица повела его по коридору. Когда они шли по пустому коридору, Гарри с любопытством взглянул на девушку. Она казалась моложе его на несколько лет, так что шансы, что он ее знал, были очень незначительны, но он не мог отделаться от мысли, что в ней было что-то знакомое.

- Как Вас зовут? - наконец спросил он, когда они приблизились к дверям, ведущим, как он предположил, в палату, где содержались Невилл и его родители. Крис слегка вздрогнула от внезапного вмешательства в ее мысли, и прежде чем ответить какое-то мгновение смотрела на Гарри пустыми глазами.

- Кристина Грейнджер! - решительно ответила она, одновременно наблюдая за его реакцией. Гарри сначала просто кивнул, как будто мозг еще не успел обработать полученную информацию, но потом он вдруг остановился как вкопанный и снова с любопытством взглянул на нее.

- Грейнджер? - громко вскрикнул он с широко открытыми глазами.

Она, очевидно, сказала это только для театральности, так как вся волшебная Великобритания знала, что Гермиона была одним из лучших друзей Гарри. В течении нескольких минут Гарри просто шокировано на нее смотрел, пытаясь понять, почему за все пять лет, что они были друзьями, Гермиона никогда не упоминала, что у нее есть сестра. В ответ на вопрос она сообщила, что ее первый год в Хогвардсе начался тогда, когда он должен был пойти на шестой курс. Размышляя об этом, Гарри не мог вспомнить, чтобы Гермиона вообще когда-либо много рассказывала о семье. Ему было известно, что ее родители были дантистами, но на этом его знания заканчивались. Он даже не знал, как их зовут. Он хорошо понимал, что многие сквибы уходили жить в магловский мир, и в основном отгораживались от всего магического, иногда даже от своих семей. Может, Гермиона сделала наоборот, и, узнав, что она ведьма, отгородилась от магловского мира. Или, может быть, она просто стыдилась или затруднялась говорить о своих магловских родственниках с окружающими, которые могли осудить ее из-за наследия. В любом случае, это сильно уронило ее в его глазах, независимо от причин такого поведения.

- Итак, куда мы идем? Направо? - спросил Гарри после быстрой проверки часов. Не дожидаясь ответа, он просто пошел вперед, оставив позади молодого стажера. На несколько мгновений она остановилась, как будто решая, стоит ли следовать за ним или нет. Несмотря на его повелительный вид, она была почти уверена, что он ей не навредит. Но стопроцентной уверенности не было, так как до сегодняшнего вечера она никогда не встречала этого человека. Она уже склонялась к возможности просто уйти с его дороги, когда снова вспомнила о пациентах. Она дала клятву защищать их, когда впервые начала работать в больнице, и не собиралась ее нарушать. Так что глубоко вдохнув, она быстро сделала несколько стремительных шагов к двери, и толкнула их, открывая.

- ЧТО, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ВЫ СДЕЛАЛИ? - вскрикнула она, подбежав к упавшему телу целителя Берка. Это был мужчина примерно сорока лет, с темно-каштановыми волосами, которые уже начали седеть.

- Я не убивал его, если Вы это имели в виду, - заявил Гарри, даже не оглянувшись в ее сторону, продолжая идти к длинным кроватям, которые стояли вдоль стены. - Он, как и те авроры внизу, не хотел сотрудничать, поэтому решил немного вздремнуть. О, а вот и они, - счастливо закончил он, посмотрев на три находящиеся перед ним кровати. Алиса и Фрэнк Лонгботтомы выглядели почти так же, как и в последний раз, когда Гарри видел их во время Рождественских каникул на своем пятом курсе Хогвардса. Сейчас у обоих были совершенно белые волосы и выглядели они намного старше, чем должны были, но кажется их состояние не изменилось ни в худшую, ни в лучшую сторону. И все же он был удивлен, увидев здесь Невилла. Хотя он и не был жертвой проклятия, целители решили поместить его в той же палате, что и его родителей, в надежде, что компания поможет кому-то из них поправиться, хотя бы частично.

Посмотрев на своего старого друга, Гарри ощутил в своем сердце укол грусти и жалости. Невилл всегда было хорошим парнем, было трудно принять то, что он настолько ослаблен. Хотя он нисколько не чувствовал себя виновным из-за того, что был женат и имел ребенка с женщиной, частично ответственной за его состояние. В настоящий момент Невилл свернулся в позе зародыша, а все его тело дрожало, как будто кто-то сильно тряс кровать под ним. Хотя его физическое состояние не ухудшилось до такой крайности, как у его родителей, но теперь он больше походил на какого-то грязного сумасшедшего, чем на застенчивого и иногда неловкого молодого человека, которого он когда-то знал.

Отбросив эти мысли, Гарри оказался между кроватями, занятыми Невиллом и его отцом и повернулся к Френку Лонгботтому. Краем глаза он увидел, как сестра Гермионы медленно приближается к нему с широко раскрытыми глазами, пытаясь оценить обстановку. Гарри пришлось сдерживать смех, когда он увидел ее выражение лица. Было очевидно, что молодая женщина его боялась, но все же была в состоянии отодвинуть это в сторону в пользу своего любопытства. Видимо после нескольких неудачных попыток привести в чувство целителя средних лет, она решила посмотреть, что именно он собирался сделать. "Не то, чтобы от этого ей будет какая-то польза" – подумал он, мысленно усмехнувшись. «Если она чем-то похожа на свою сестру, то будет следить за каждой деталью, чтобы потом быть в состоянии самостоятельно применить на практике то, что увидела. И она более чем вероятно очень расстроится, узнав, что это невозможно.»

Гарри сначала приблизился к отцу Невилла и протянул в его сторону руки. Как и в случае с "Хвостом", его руки начали светится слабым желтоватым светом, который пульсировал и становился тем ярче, чем ближе они приближались к телу мистера Лонгботтома. Наконец, Гарри потянулся и перевернул тело старшего мужчины так, что теперь он лежал на спине, после чего одну руку положил ему на лоб, а другую на грудь. Когда его руки коснулись тела, пульсация резко возросла, но это длилось всего несколько минут, хотя Кристине они показались вечностью. Оглянувшись на Френка, она удивилась, увидев, что теперь он казался крепко спящим, а тело было намного более расслабленным. Она с удивление посмотрела на Гарри, шок и неверие отражались в ее глазах, но ей не удалось ни о чем его спросить, так как Гарри повернулся к ней спиной и повторил процесс снова, теперь уже с Алисой Лонгботтом. Из-за серьезности ранений и повреждения головного мозга от проклятия Круциатус, лечение родителей Невилла заняло у него немного больше времени, чем потребуется для самого Невилла. Но через десять минут он закончил, и Гарри сам поразился тому, насколько лучше стали выглядеть супруги, мирно отдыхая в первый раз за двадцать лет.

После короткой диагностики состояния Лонгботтомов, он повернулся к Невиллу и, прежде чем подойти, внимательно окинул того печальным взглядом. До того, как приняться за работу, он перевернул Невилла так, чтобы тот лежал на спине, так же, как он поступил и с его отцом. В отличие от его родителей, Гарри понадобилось только несколько коротких мгновений, чтобы более или менее исцелить Невилла. Этим троим потребуется некоторое время на то, чтобы полностью восстановить свои силы, пролежав столько времени на больничной кровати. Но Гарри не успел даже подумать об уходе, когда с легким удивлением увидел, как глаза Невилла, слегка дрогнув, открылись и в смятении устало осматривают все вокруг. Конечно, так было только до того момента, как его взгляд остановился на Гарри. Какое-то время его глаза оставались пустыми, прежде чем в них мелькнуло узнавание:

- Г..Га...Гарри? - выдавил он из себя после минутного раздумья. Его голос огрубел из-за многолетнего молчания, и каждая попытка извлечь из горла какой-то звук забирала много сил.

- Да, Невилл, это я, - тихо ответил Гарри с грустным кивком.

- День?

- 29 сентября 2003 года - произнес он, прекрасно понимая, что имелось ввиду. Невилл в отчаянии на мгновение крепко зажмурился, прежде чем вновь открыть глаза, но теперь во взгляде отражалось удивление. Даже без использования Легиллименции Гарри знал, о чем тот, должно быть, думал.

- Нет, я больше не узник Азкабана, хотя теперь я управляю этим местом и вместе с многими другими сделал его своим домом. Я нахожу, что атмосфера острова заставляем большинство людей держаться от меня подальше, и после всего случившегося я предпочитаю именно этот путь.

Невилл понимающе кивнул. Кристин вернулась со стаканом воды для Невилла, который с готовностью его взял. Гарри принял меры предосторожности, и она не услышала, что он живет в том самом здании, где когда-то отбывал заключение. Залпом осушив целый стакан, Невилл изо всех сил попытался сесть, но Гарри мягко уложил его обратно.

- Позволь мне пойти с тобой, - слабо прохрипел Невилл.

- Мне очень жаль, мой друг, но туда, куда я собираюсь идти, ты не можешь за мной последовать, - любезно сообщил Гарри своему другу, одновременно думая о том, что случилось бы, если бы тот приехал и столкнулся с совершенно здоровой и нормальной Беллатрикс. Невилл, конечно, попытался поспорить, но не успел произнести ни слова, как Гарри направил на его тело немного своей магии и молодой человек почти мгновенно провалился в глубокий и спокойный сон. Положив руку на его плечо, Гарри несколько мгновений печально смотрел на друга:

- Я тебе обещаю, когда ты проснешься, все будет намного лучше, - прошептал он больше себе, чем Невиллу, прежде чем отвернуться от него.

- Скоро они должны проснуться, хотя всем троим для восстановления потребуется некоторое время, и, как и при любой травме, они не должны пытаться подниматься слишком быстро и слишком резко. Их внешний вид должен улучшиться после нескольких хороших блюд, достойного отдыха и нескольких физических упражнений. Но, как я уже сказал, они не должны торопиться, и делать все правильно. Держите, - продолжил он, бросив шокированной женщине маленькую коробку, закрывающуюся на несколько металлических замков. Поймав коробку и открыв ее, она увидела дюжину маленьких стеклянных пузырьков, наполненных густой темной зеленой жидкостью. - Они должны принимать одну полную дозу в неделю в течении следующего месяца. Это поможет им на пути к выздоровлению. Теперь, если вы меня извините, я должен идти, - закончил он и быстро вышел мимо девушки к двери. Кристин хотела окликнуть его, чтобы он остановился, но не нашла, что сказать. Неспособная думать ни о чем другом, она задала вопрос, который вертелся в голове с того момента, как появился Гарри.

- Почему вы сюда пришли? Как мы все поняли, у Вас нет никакого желания помогать кому-то в нашем мире, так почему же Вы помогли этим троим? - спросила она с оттенком гнева на бездействие Гарри в условиях текущего кризиса. Гарри остановился, не дойдя до двери, и медленно обернулся с бесчувственным выражением лица.

- Я помог им, потому что Невилл всегда был хорошим человеком, и о его родителях я слышал только хорошие вещи. Никто из них не следовал слепо за другими, и это то качество, которое вскоре будет очень необходимо. После сегодняшнего дня волшебному миру понадобятся новые лидеры и люди, достойные быть ими. И кто, черт возьми, вы такая, чтобы расспрашивать меня? - спросил он, злясь сам на себя. - Я уверен, что, как сестра Гермионы, за эти годы вы слышали обо мне очень много. Сначала она рассказывала о своем лучшем друге, но внезапно это изменилось, не так ли? Каждый раз за последние семь лет, когда упоминалось мое имя, оно выплевывалось с презрением каждым, на кого, как я думал раньше, я мог рассчитывать, - Гарри остановился и несколько раз вдохнул, чтобы успокоиться, прежде чем продолжить. Если хотите, представьте себе – вам пятнадцать лет. Вы только что увидели, как на ваших глазах убили самого близкого вам человека, и всего несколько дней спустя, вас отправили домой, где вы нашли убитыми тех, кто остался от вашей семьи.

Это заявление поразило ее сильнее всего, учитывая, что всего несколько лет назад ее родители были медленно замучены пытками и убиты самим Волдемортом.

- Вы впадаете в шоковое состояние, да и кто бы не впал, когда столько травмирующих событий наваливается одно за другим. Несколько дней спустя, вы, наконец, приходите в себя, как раз в то время, когда вас жестоко избивает шайка пьяных авроров. Пока это продолжается, они насмехаются над вами, дразнят тем, что двое ваших лучших друзей, которых вы считали братом и сестрой, помогли отправить вас сюда. Человек, на которого вы смотрели, как на деда и наставника, проигнорировал все законы, которые сам помогал принимать, так как только и ждал момента, чтобы от вас избавиться. А теперь скажите мне – вы когда-нибудь ощущали присутствие дементоров?

Теперь Кристин стояла перед ним натянуто, а ее лицо выглядело бледнее, чем сама смерть. На нее повлияли не просто слова, произнесенные Гарри, но также и холодность его голоса. Она чувствовала себя больной и от возможности, что то же самое могло произойти и с ней, и от опасения, что Гарри может выплеснуть свой гнев на нее. Она поспешно отрицательно покачала головой в ответ на ее вопрос, и это вызвало дикую усмешку на его лице, как будто он ничего так не любил, как обсуждать этих ужасных созданий.

- Ну что ж, позвольте мне кое-что вам объяснить. Дементоры питаются худшими воспоминаниями человека, а не лучшими, как все считают. Именно поэтому вы вновь переживаете эти воспоминания, когда кто-нибудь из них находится рядом, – они вытягивают их на поверхность. Но вы не просто оживляете в памяти эти события, как что-то, произошедшее в прошлом. Вы чувствуете все то же самое, что и тогда. Каждая болезненная рана, которую вы когда-либо вытерпели, каждое ужасающее событие, перенесенное вами – все это одновременно вламывается в ваше сознание. Ощущение, хуже проклятия Круциатус. Но так бывает, когда присутствует всего один дементор. Если их больше – ощущения значительно усиливаются. Я провел в Азкабане семь лет, в компании с сотнями дементоров. Большинство заключенных сходит с ума в течении первого месяца после прибытия. Я тоже начинал сходить с ума, но вышел из этого состояния. А теперь скажите мне честно, если бы все это случилось с вами, Вы бы просто простили, забыли и сделали все то, что все от вас хотели? Или послали бы их всех далеко и надолго?

Гарри смотрел на девушку прищуренными глазами и усмехнулся, когда она, казалось, уже готова была расплакаться:

– Я так не думаю. Так что теперь я посоветовал бы Вам держать язык за зубами, когда вы понятия не имеете, что происходить на самом деле. Всего хорошего! – закончил он убийственным тоном, слегка похлопав ее по щеке, прежде чем покинуть палату и аппарировать, как только за ним закрылась дверь. Кристин слегка отпрянула назад, когда он коснулся ее, и как только он вышел за дверь, она упала на колени и разрыдалась.

***
Покинув Сент-Мунго, Гарри аппарировал обратно в Азкабан, появившись прямо в своих собственных апартаментах. У него было очень хорошее настроение. Нападать на сестру Гермионы было не так приятно, как на саму Гермиону, но, взглянув в глаза девушки, он ясно понял, что она заново переосмыслила всю ситуацию и пришла к новым выводам. Он дорого бы заплатил за возможность увидеть следующую встречу двух сестер. Оглядываясь вокруг с довольным выражением лица, он застыл с отвисшей челюстью, встретившись с очень неожиданным, и еще более забавным зрелищем. На его кресле в центре комнаты сидела Джинни Уизли. Сам этот факт не был таким уж неожиданным, необычным было состояние, в котором она находилась. У нее был не очень счастливый вид, пока Кэтрин очень неаккуратно заплетала ее волосы, а вокруг них, что-то счастливо напевая, носилась Анна, наряженная в пушистую розовую балетную пачку.

Видимо, они уже какое-то время "играли" с Джинни, так как уже успели вырядить ее в самую ужасную мантию, которую только доводилось видеть Гарри, а макияж на ее лице лишь немного не дотягивал до того, чтобы стать отличным гримом для циркового клоуна. Опасаясь, что больше такого шанса может не представиться, Гарри быстро призвал камеру и сделал очень хороший снимок для старого альбома. Две его маленькие девочки продолжали заниматься своим делом, но Джинни резко подняла голову на звук камеры и послала Гарри убийственный взгляд. Он знал, что она обожала обеих девочек, но эта любовь, очевидно, не распространялась на игры с переодеванием.

- Вижу, они уже добрались до тебя, - прокомментировал он с веселым смешком, отсылая камеру в безопасное место, чтобы не дать Джинни уничтожить пленку.

- Гарри Поттер, - спокойно начала она, но ее глаза сузились и Гарри послышались стальные нотки в ее голосе. – Ты прямо сейчас отдашь эту фотографию мне. Гарри застыл на мгновение, усиленно изображая задумчивость, после чего покачал головой:

- Нет, не думаю, что я это сделаю. Но если это поможет тебе успокоиться, у меня также есть фотографии Беллы и Тонкс в почти такой же ситуации, - усмехнулся он.

- А еще у нас есть картинки, где папочка играет с нами в переодевание, - начала Анна, но тут же замолчала. Рот Гарри захлопнулся, когда Джинни обернулась к нему с расплывшейся на лице озорной улыбкой. "О нет" - подумал Гарри про себя. Это был взгляд, который он привык видеть на лицах близнецов.

- Да неужели? Тогда я просто должна это увидеть. И как они уговорили тебя поиграть с ними? – спросила она с самодовольным выражением лица и искрящимся взглядом.

- А как они убедили тебя? – парировал Гарри. По выражению ее лица Гарри мог сказать, что ее ответ был таким же, как и его. Когда эти две девочки начинают строить такие "щенячьи глазки", нет ничего, в чем он мог бы им отказать, даже если это означало согласиться на переодевание. Впрочем, это быстро закончилось, когда вошла Белла. Краткий момент веселья был нарушен, когда Тонкс вдруг аппарировала в центре комнаты. Она выглядела так, как будто ей немного досталось, но ничего серьезного, что заставило бы Гарри или маленьких девочек сильно волноваться.

- Мамочка, с тобой все в порядке? – спросила Анна, к ней присоединились ее сестра и Гарри.

- Да, Андромеда, со мной все прекрасно, - мягко ответила она и, не сумев удержаться, бросила быстрый взгляд на Джинни, но была достаточно хорошо воспитана, чтобы отвернуться и скрыть усмешку, вызванную внешним видом молодой женщины. – Почему бы вам с Кэтрин не пойти поиграть в другую комнату? – спросила она, крепко обняв обеих девочек. Хоть им и хотелось узнать, что произошло, но детям было известно, что если их родители сказали им выйти из комнаты, то сейчас они не получат никаких ответов. Так что обе просто обиженно надулись и покинули комнату.

- Итак, как все прошло? – спросил Гарри, как только услышал щелчок двери и наложил необходимые заглушающие заклятия. В ответ получил самую самодовольную усмешку, которую он когда-либо видел. А это немало, учитывая его обширный опыт общения со Снейпом и Малфоем.

- О, это было просто отлично, - произнесла она певучим голосом, шлепнувшись в соседнее кресло. – Пока я со своей командой убирала всех патрулирующих в коридорах и кабинетах Пожирателей Смерти, Фред и Джордж решили проверить свои новые фейерверки на "потенциальных клиентах" в Большом зале. Большинство из них были там – праздновали "великую победу". Оставим это наивным Пожирателям, позволившим своей охране так быстро расслабиться. Так или иначе, кажется, что близнецы "случайно" сделали эти проклятые вещи немного более мощными, чем мы ожидали.

- Насколько более мощными? – полюбопытствовала Джинни. Она, конечно, помнила фейерверки, устроенные ими во время побега от профессора Амбридж во время их седьмого курса, и они причинили значительный ущерб. Но недолго пробыв в Азкабане, ей не удалось увидеть все их новейшие изобретения.

- Ну, я могу сказать, что в течении достаточно долгого времени там не получится проводить никакие банкеты. Я, конечно, не видела этого своими глазами, но почувствовала даже с другой стороны школы. По всей видимости, множество Пожирателей были убиты сразу же, а те, кто пробирались к выходу из зала, легко попали под заклятия, когда бросились к дверям.

- И что, все они мертвы? – можно было совершенно ясно услышать, что ему было совершенно все равно, но он чувствовал, что вопрос нужно задать. Но Тонкс, кажется, на вопрос обиделась.

- Я что, похожа на мясника? – отрезала женщина с притворным гневом, выпрямившись в кресле. – Двоих мы взяли в плен, - закончила она с усмешкой, откинувшись назад и снова удобно устроившись в кресле. Гарри усмехнулся про себя, после чего перешел к другому вопросу:

- Белла, - позвал он, мысленно потянувшись за пределы своих комнат. Долго ждать ответа ему не пришлось.

- Что? И сколько раз можно повторять, насколько это странно?

- Как дела? - спросил он, игнорируя саркастический вопрос?

- Дела? Дела идут отлично. На данный момент я наслаждаюсь восхитительной ветчиной и бутербродом с индейкой, одновременно наблюдая, как Снейп и Малфой коротают время за бессмысленным спором о каких-то нелепых ядах.

- Так что, все готово?

- Да, все иллюзии на месте, и, должна сказать, я проделала довольно хорошую работу в конструировании этих заклинаний.

- Да, Белла, ты сама скромность.

- Совершенно верно, я проделала просто блестящую работу с этими заклинаниями. О, еще домовые эльфы вернулись с продуктами и запасами, достаточными, чтобы продержаться в течении очень долгого времени. И это очень хорошо, так как Волдеморт, похоже, доберется сюда быстрее, чем думает Грюм. У нас есть примерно двадцать минут.

- Хорошо, этого времени больше чем достаточно. На самом деле я думал, что он мог бы заставить эти лодки двигаться быстрее, но видимо он не так силен, как любит думать.

- Да, совсем не такой. Теперь, если ты не возражаешь, я хотела бы вернуться к своему бутерброду.

- Хорошо, я буду внизу через несколько минут, - сообщил он женщине прежде чем переключить внимание на Тонкс и Джинни:

- Похоже, Волдеморт будет здесь через двадцать минут, так что мы должны приготовиться. Как твоя команда? Есть серьезные травмы? – спросил он. Тонкс понадобилась минута, чтобы обдумать ответ.

- Ничего слишком серьезного, мы захватим Пожирателей Смерти врасплох, так что они не успеют ввязаться в серьезную драку. Только двое или трое смогут поучаствовать в нашем маленьком "мероприятии", но остальные находятся в прекрасной форме.

- Хорошо, пойдем. Джинни, убедись, что Кэтрин и Анна не покинут этих комнат. Окна будут затемнены, пока все не закончится. Я не хочу, чтобы они увидели или услышали то, что будет там происходить.

Джинни решительно кивнула и поцеловала Гарри, прежде чем они с Тонкс вышли из комнаты.

- Мистер Поттер, я Вас уверяю, что, несмотря на мой возраст, я все еще могу очень хорошо сражаться! – отрезала МакГонагалл с оскорбленным выражением лица, когда Гарри сказал ей, что она останется внутри во время "противостояния".

- В этом я не сомневаюсь. Но как бы Вы не были хороши, мои люди все же лучше. Любой из этих мужчин и женщин вполне способен самостоятельно справиться с множеством Пожирателей Смерти. Они интенсивно тренировались, учились сражаться вместе, применяя нашу тактику и стратегию, а Вы - нет. Именно поэтому Вы, Нарцисса и Снейп останетесь внутри, - ответил он, пресекая любые возражения, прежде чем выйти, оставив раздраженную МакГонагалл.

- Ну, Вы не хотите ничего сказать? – повернулась она к Снейпу, промолчавшему весь спор.

- Нет, не думаю, что захочу. Я взял на себя смелость понаблюдать за некоторыми тренировками этих людей, и должен сказать, что Поттер прав.

- Прав в чем?

- Утром после моего прибытия сюда он мне сказал, что эти люди являются "без сомнения самыми опасными и злыми бойцами в магическом мире". Я считаю, это были его точные слова, но в любом случае, они очень хорошо подготовлены.

- Так Вы собираетесь просто сидеть без дела и ничего не делать, пока это происходит?

- Нет, конечно! - резко оборвал Снейп и посмотрел на свою бывшую коллегу как на гриффиндорского первогодку, только что испортившего простое зелье.

- Хорошо, что Вы собираетесь делать? - нетерпеливо поинтересовалась она, страстно желая найти какой-то способ помочь во время атаки.

- Я собираюсь пойти и найти лучшую точку для наблюдения, - спокойно сообщил он, и, оставив ее шокировано наблюдать за их уходом, вместе с Нарциссой отправился на поиски места, откуда открывался бы хороший вид. Несколько мгновений спустя она решилась и быстро пошла за ними.

@темы: ГП/БЛ, ГП/НТ, Гарри Поттер, Лорд Азкабана, перевод