alextyna
Момент истины, главы 9-13

Глава 9. Квиддитч


- Хорошо, - весело сказал Гарри. - Я и правда устал, я, наверное, сейчас пойду спать.
Северус поднял бровь и позвал Гарри.
- Садись, - сказал он, его глаза стали серьезными. - А теперь два вопроса. Как ты проснулся в такой поздний час? И почему ты не ел свой обед? Ты и так слишком тощий…
Гарри промолчал, сделав вид, что не услышал, но чувствовал себя неловко. В столько поздний час он должен был быть в постели, он виноват.
- Драко разбудил меня, когда почувствовал себя плохо. И обед, я ел. Не очень много. Я уже говорил, я действительно не был голоден. Но я немного пересилил себя, три кусочка мяса и немного картошки.
Северус облегченно вздохнул.
- Скажите мне, если будет что-либо не так!
Гарри отошел назад почувствовав недовольно-властные интонации в голосе Северуса.
- Гм... да. Конечно.
- Хорошо. А теперь ты должен немного поспать. Ты не хочешь поиграть в шашки?
- Нет... Я не смогу утром проснуться на первую игру сезона, если сыграю сейчас.
Северус кивнул и вышел. Гарри слышал мерный звон бутылочек и колб - Северус убирал в лаборатории. А через несколько минут под монотонный гул он крепко заснул.

* * *

- Он, ЧТО? - проревел Флинт. - Я убью того мерзкого СУКИНА СЫНА собственными!
- Что сделаете, Маркус? - вежливо сказал Северус. - Не беспокойся, я убью Вуда намного лучше, чем ты, но вы должны найти другого запасного Ловца, и как можно быстрее. И ради Мерлина, убедись, что Джеймс не ранен.
- Хорошо, - коротко ответил Флинт, его глаза яростно блестели. - Гарри, тебя придется войти в команду. Ты - единственный, кто может летать на этой проклятой метле.
- Следи за языком, Флинт.
- Да сэр, - Флинт повернулся к остальной команде. - КОМАНДА! - проревел он. - Пора идти!
- У меня нет формы, - шепнул Гарри. Северус улыбнулся ему.
- Не беспокойся, вся одежда в раздевалках. Тебе подойдет форма Драко, его метла находится там же. Желаю удачи, хотя надеюсь, она тебе не понадобится.
Гарри побежал, чтобы найти остальную часть команды. Он догнал команду на пути к раздевалкам. Боул похлопал его по спине.
- Не беспокойся, Гарри. Никто не будет тебя ругать, если у тебя не получится. Это вина Вуда.
Гарри кивнул, чувствуя себя странно, будто кости в его ногах кто-то заменил на желе, а мозг - на вату. Он неуклюже переоделся, но он все-таки смог справиться со своей формой. Затем команда вышла из главного входа, в то время как запасным игрокам пришлось сидеть в раздевалке. Гарри был одним из отважных игроков, которые вышли из раздевалки наблюдать за игрой.
Это было невероятно.
Подачи были намного сильней, чем он видел на тренировках. Он видел гриффиндорцев и слизеринцев, летающих так быстро, так высоко, что его желудок переворачивался. Он отступил от двери и сел, рассеянно полируя метлу Драко своей мантией.

* * *

Северус наблюдал за игрой с трибун, Люциус сидел рядом с ним. Светловолосый мужчина был разочарован, узнав, что Драко болен, и рассердился, когда услышал о тактике Гриффиндора. Северусу приходилось постоянно одергивать его, когда рядом пролетал гриффиндорец, и Люциус начинал унижать его.
- Люциус, пожалуйста!
- Но Сссссееееввввеееррруууссс, - скулил Люциус. - Это - забава, унижать гриффиндорцев!
- НЕТ!
Люциус надул губы, и сосредоточился на происходящем на поле. Северус проследил за его взглядом, и увидел двух гриффиндорских Отбивал рядом с Ловцом Слизерина.
- Джеймс! - закричал он, но было слишком поздно. Один из Отбивал метнул бладжер в Джеймса, а другой - близнец Уизли - запустил другой бладжер ниже. Они оба попали в цель, метла Джеймса разломилась на две части. Люциус поднялся на ноги и уже собрался произнести заклинание, как Северус остановил его.
- Нет, - устало сказал он.
Джеймс упал с низкой высоты, но все же повредил запястье. Друг повел его в медпункт, а Флинт подлетел к мадам Хуч.
- О, Мерлин, - пробормотал Северус.
- Что? У вас есть запасной игрок.
- Да, Гарри Поттер. Но он летает только два дня.
- О, Мерлин.

* * *

Какая-то часть Гарри предвидела, что мадам Хуч позовет его играть. Он подхватил свою метлу и вылетел за тренером, пальцы намертво вцепились в древко. Вуд насмехался над ним, и Флинт выглядел обеспокоенным. Это будет ужасный матч, если они проиграют.
- И у нас происходит замена Ловца Слизерина - Гарри Поттер, - объявил комментатор из Хаффлпаффа.
Гарри позволил себе набрать высоту, наблюдая за игрой. Вратарь Гриффиндора напряженно кружил ниже, желая найти Снитч быстрее противника. Гарри спокойно ушел с его пути, продолжая выискивать цель.
- Он чувствует себя очень комфортно на метле. Он может попасть в основную команду в следующем году, - комментировал Малфой, задумччиво поглаживая свою трость. Северус только кивнул, сидя на крае стула. Мерлин, как же он хотел выиграть этот матч.
А затем внезапно Гарри нырнул вниз. Казалось, что он потерял контроль над метлой; мысли ведьмами мелькали перед глазами Северуса, не было никого, кто мог бы... Гарри нырнул вниз, почти вертикально, он никогда раньше такого не видел... Гриффиндорцы были смущены, слизеринцы - в ужасе. Два Ловца, поврежденные в одной игре, - не хорошо, и о черт! для подстраховки никого не осталось... Гарри все еще падал, люди кричали... Он пытался дотянуться до Снитча. Пальцы сомкнулись вокруг чего-то, и он резко устремился вверх… И это что-то было золотым, трепещущим и очень похожим на…
- Снитч! - проревел комментатор, совершенно не по-хаффлпаффски. - Гарри Поттер поймал Снитч! Слизерин победил!
Стадион бешено шумел. Абсолютно бешено. Команда Слизерина схватила Гарри за руки и тянула, практически протаскивая его к земле. Люциус выпустил совершенно недостойный возглас радости.
Снейп послал ему убийственный взгляд и начал спускаться вниз, чтобы поздравить команду. Дамблдор уже был там, Минерва дулась. Команда Гриффиндора выглядела раздраженной, если не сказать взбешенной. Первая игра сезона, и Слизерин был на высоте.
Жизнь, подумал Северус, - прекрасна.

* * *

- Мистер Поттер.
Гарри медленно повернулся, жалея, что его рубашка слишком далеко, а синяки на его груди не были полностью вылечены. Люциус Малфой необъяснимо посмотрел на него и подал одежду.
- Хорошо сыграл, Гарри. Можно, я буду называть тебя Гарри?
Гарри кивнул, в страхе от этого впечатляющего мужчины. Казалось, он излучает доверие и благополучие.
- Я слышал, это была твоя первая игра. И еще, ты показал достойный отпор молодому Краму.
Гарри небрежно пожал плечами, пытаясь всем своим видом показать, что он знает, кто такой Крам. Он предположил, что это какой-то игрок Квиддитча.
- Ты гордишься?
Вежливые серые глаза просили сказать правду, и Гарри кивнул.
- Да, я горжусь. Я мог сказать, что жалею, что Драко не смог играть, но это было бы ложью.
Люциус хихикнул, но потом его лицо помрачнело.
- Да, я напишу формальную жалобу на Министерство о его отравлении. Это недопустимо.
- Министерство? - спросил Гарри перед тем, как подумать. Он отступил назад, жалея о том, что перебил человека. Люциус изумленно посмотрел на него.
- Ах, да, Драко говорил мне, что ты жил с магглами. Министерство... хорошо, это - организация, которая поддерживает порядок между волшебниками и препятствует сообщению магглам о нашем мире. Я думаю, это похоже на пересечение правительства и полиции магглов.
Гарри понимающе кивнул и откровенно порадовался, что не получил жуткой тростью, которую Люциус принес с собой. Когда он об этом всем подумал, блондин все еще смотрел на него и хотел что-то сказать, но вошел Дамблдор.
- О, мистер Малфой. Вы - тот, кого я искал. С вашего позволения, можно вас на одно слово?
- На одно слово? - растягивая слова, спросил Малфой. - Свяжите его с чем-нибудь; соедините это слово с действием. (бета - игра слов - специфический черный английский волшебный юмор, Малфой шутит имея ввиду Авада Кедавра, а может Круциатус )
Дамблдор смерил его холодным взглядом, и с неправдоподобной улыбкой Люциус наклонил голову к Гарри.
- Мне было приятно с тобой поговорить, Гарри. Увидимся позже.
- До свидания сэр, - сказал Гарри, чувствуя себя пойманным между Малфоем и Дамблдором. Люциус последовал за Дамблдором, и Гарри слышал их уходящие шаги, стук трости о камень.

* * *

Малфой как в хрустальный шар смотрел, Гарри увидел Люциуса снова, когда шел к лазарету, навестить Драко. Глаза у Гарри слипались и волосы были взъерошены. Драко выглядел бледнее, чем обычно, но он ликовал.
- Вы видели матч, отец?
- Да, впечатляющая игра. Я надеюсь, что Слизерин выиграет кубок школы в этом году, Драко.
- Да отец. Я уверен, мы сможем.
Гарри неуклюже отошел, не желая мешать, но, чувствуя, что поведет себя грубо. Драко махнул ему рукой, чтобы он вернулся.
- Садись, Гарри. Ты выглядишь, как кошка на раскаленной крыше!
Гарри неопределенно улыбнулся и сел на край другой кровати, все еще готовый убежать, если понадобится. Медленно он втянулся в беседу Малфоев, и некоторое время все трое оживленно разговаривали. Формальность между отцом и сыном, Гарри понял, была показной: они говорили хорошо и были неизменно вежливы, и была реальная связь между ними, они общались на одной волне.
Гарри почувствовал острый приступ ревности, и откинулся назад. Все правильно. Никто не заботился о нем, потому что он был плохим человеком. Это то, что он заслужил.
Его хорошее настроение было разбито его размышлениями, он вернулся к беседе и даже притворно улыбнулся. Он притворялся всю остальную часть дня.


Глава 10. Болезнь


Гарри вернулся к Драко в лазарет тем же вечером, Люциус все еще был там. Он с такой нежностью смотрел на своего сына, что со стороны казалось, что это самые близкие люди, которые никогда не расставались.
Поттер решил не привлекать к себе внимание, и слушал, как мадам Помфри вежливо объясняла отцу, что его сыну сейчас нужен покой.
- Пожалуйста, Гарри, пройдись со мной, – попросил Малфой-старший, выходя из лазарета.
Гарри шел позади старшего мужчины.
- Почему ты всегда ходишь сзади? - Люциус оценивающе осмотрел его.
Гарри смутился, но все же ответил.
- Я знаю свое место, сэр.
- Ах, но ты же мальчик, сильный волшебник, не домашний эльф.
Неуверенно Гарри пошел быстрее и поравнялся с Люциусом. Статный блондин двигался по-королевски грациозно, а зеленоглазый слизеринец чувствовал себя не спокойно рядом с чистокровным аристократом. Он ощущал себя незащищенным. Возможно, Люциус это почувствовал, потому что за всю прогулку по коридорам Хогвартса у них был только один короткий разговор.
- Как тебе школа, Гарри?
Участливый, отцовский тон смущал Гарри еще сильнее, и он начал заикаться.
- Очень хорошая, сэр. Больше всего мне понравилась Трансфигурация, – мальчику стало еще хуже.
- Хорошая, хорошая, - пробормотал Люциус.
- Пожалуйста, зови меня Люциусом. Я не учитель и не декан. По моему мнению, мы равны.
- Да, сэ... Люц... ци... Люциус, - неразборчиво ответил мальчик.
Малфлой улыбнулся смущенному Гарри. Они подошли к выходу, где Люциуса ждала карета, украшенная знакомым Гарри символом Малфоев, который он видел на вещах Драко.
- Гарри, если тебе что-либо понадобится - что угодно - не колеблясь, посылай мне сову. И не стесняйся мне написать. Я могу представить, в каких ты отношениях с теми магглами. Должно быть, тебе очень одиноко.
- Д-да, Люциус, - очень тихо ответил Гарри.
- Хорошо, держись, - сказал Люциус, протянул руку, Гарри решительно и слишком поспешно схватил ее. - Я уверен, что мы увидимся с тобой в следующем семестре, или на Рождество. Но сейчас я должен уйти. У меня несколько неотложных дел дома. Еще раз поздравляю с победой в Квиддитче. Самая впечатляющая игра.
- Спасибо. Желаю вам хорошо доехать, - Гарри стоял у ворот и наблюдал за отъезжающей каретой до тех пор, пока она полностью не исчезла из поля зрения, и в этот момент его плечи резко опустились. Затем с видимым усилием он расправил плечи, выражение лица снова стало холодным и безразличным.
Гарри прибывал в состояние, когда чувствуешь, что ты оцепенел, будто бы умер. И страх, опутывая стальными прутьями, мешает вздохнуть. Из-за волнения за Драко и Квиддитча, Северус отложил разговор о Дурслях, но Гарри понимал, что эта беседа еще произойдет. Ему хотелось забиться в самый пыльный чулан, что бы его там никогда, никто не нашел, потому что внезапно школа оказалась огромной, и он в ней был таким маленьким. Гарри побежал в Подземелья, там он открывал подряд двери с поржавевшими петлями, пока он не нашел шкаф, достаточно большой что бы в нем мог поместиться. Шкаф был заставлен флаконами, мутными, пыльными колбами, пахло мятой и розами. Гарри прижал ноги к груди и стал терпеливо ждать, когда паника уйдет, и он сможет дышать.
Почему он искал спасения в запертом шкафу? Здесь Гарри почувствовал себя лучше, потому что только это он и заслужил. Неудачник и убийца. Но чувство вины не проходило. Оно захлестывало его волнами, заставляя чувствовать себя почти свободным. Расстроенный мальчик ударил кулаком в стенку шкафа! Он уже давно не испытывал такой боли, как сейчас. Он понял, что повредил палец, или может, и сустав. Боль успокоила его, напомнила, что он еще жив. Рука кровоточила, Гарри не мог разогнуть распухшие пальцы.
Хотя до гостиной было недалеко, Гарри это расстояние показалось вдвое длиннее; он постоянно останавливался – кружилось голова и тошнило, приходилось останавливаться и ждать пока ему станет немного лучше. Но с каждым шагом становилось все хуже и хуже, внезапно он перестал чувствовать боль в руке, потому что от ужасной мигрени голова начала раскалываться, живот свело судорогой. К сожалению, или возможно к счастью, как только он сделал еще один шаг вперед, в глазах потемнело, и, не разбирая дороги, Поттер двинулся прямо на Северуса.
- Гарри?
Гарри поднял голову, свет от факела осветил липкую от пота кожу и расфокусированный взгляд ребенка.
- Гарри? Ты в порядке?
Гарри пристально посмотрел на Северуса, а потом отвел взгляд, потому что декан с ужасом смотрел на него.
- Гарри?
Северус едва успел поймать Гарри, в его руках мальчик сильно кашлял, хрупкое тело била дрожь. Обеспокоенный мастер зелий, быстро понес юного слизеринца в Больничное крыло.
- Поппи, у меня больной мальчик.
Снейп бережно уложил Гарри на кровать. Дыхание мальчика было поверхностным, и он все еще дрожал. Рука распухла, видимо были сломаны пальцы. Гарри был укрыт с головы до ног, но все же капля пота серебрилась у виска.
- О, у него лихорадка. Что случилось, Северус? О, всевышний, его рука!
- Да... Я возвращался в Подземелье, как вдруг он двинулся на меня и упал. Естественно, я немедленно пришел сюда.
- Да, естественно, - сказал Помфри слегка подозрительно. Она знала, как слизеринкий декан заботился о своих студентах. - Хорошо, я не знаю, что смогу сделать, но дам зелье, оно ослабит лихорадку. Волшебники не зарабатывают лихорадку просто так, только от стресса, так что поговорите с ним позже. Но сейчас ему нужен отдых. Я повешу занавес.
- Вы хотите, чтобы я его переодел?
- Да, пожалуйста. Я использую заклинание, но я не думаю, что волшебство сильно ему поможет.
Северус принял предложенную пижаму, и зашел за ширму. Гарри был смертельно бледен, джемпер был велик, и легко с него соскользнул. Гарольд Джеймс Поттер действительно выглядел ужасно и должен был набрать хоть немного веса, ребра сильно выделялись, болезненно выступали даже кости на бедрах. Когда Северус стягивал с Гарри брюки, мальчик застонал и заплакал, все еще находясь в бессознательном состоянии.
«Это нужно добавить в растущий список вещей, которые нужно было выяснить о Гарри Потере» - решил Севереус Снейп, наблюдая за реакцией ребенка. Наконец, он устроил Гарри удобнее на кровати и осторожно дотронулся до его лба.
- Сладких снов, - прошептал он, и закрыл за собой ширму.

* * *

- Северус.
Снейп повернулся с плохо-скрытым вздохом досады.
- Что еще, Альбус? У меня был длинный день.
- Я хочу поговорить с вами о Гарри Поттере.
- Это не может подождать до завтра?
- Северус, вы не замечаете его поведение? Он каждый день исчезает, никому не доверяет. Примерно неделю мы выясняли о неправильном обращении. Это - неправильное положение вещей, Северус.
Снейп медленно закрыл глаза. Он беспокоился намного больше, чем показывал, но Дамблдор был прав. Даже в Слизерине у него никогда не было такого замкнутого ученика. Он переживал не только из-за того, что положение было хуже, чем он предполагал, но если Гарри не открывается никому, то как можно узнать, что творится у него в душе?
- Да, Альбус, - он ответил, пытаясь говорить как можно мягче. - Я поговорю с ним завтра.
- Вы думаете, что сегодня ночью…
- Проклятье, Альбус, я знаю, как наблюдать за моими студентами, - взорвался Снейп и мгновенно побледнел. - О, Бог, извините. Я не хотел этого говорить.
- Все хорошо. Я знаю, что у вас был напряженный день.
- Нет, я знаю, что это не оправдание. Я извиняюсь, я не имел права так говорить с вами.
Дамблдор улыбнулся и похлопал по плечу Северуса.
- Извинения приняты. А сейчас доберитесь до кровати до того, как я сниму баллы с вашего факультета.
Снейп усмехнулся и пожелал директору спокойной ночи.


Глава 11. Лихорадка


Северус очень надеялся на зелье для сна без сновидений, хотя понимал, что после длительного применения оно не помогает. Декан Слизерина осознал, что не было смысла оскорблять Гарри в отсутствии характера.
Черные, искривленные ветви деревьев в Запретном Лесу отчетливо прорисовывались на фоне дождливого осеннего неба. Гарри проснулся очень рано, из-за очередного кошмара. Такого же, как и всегда. Он был убийцей. Он чувствовал, что уничтожает всех вокруг себя: Драко, Северус, Блейз. Всех, кто хорошо относится к нему. Надеясь отвлечься от пугающих мыслей, Гарри подошел к окну и разглядывал безбрежную тусклую реку, медленно клубящуюся по небосклону. В тонкой пижаме было зябко, холод покалывал кожу. Гарри Поттер давно привык к холоду, он рос в холодном чулане под лестницей, согреваясь под истонченными тряпками вместо одеяла, от которых пахло увяданием и пылью, и хотя иногда он мог немного согреться, но все равно он чаще предпочитал укусы холода, которые напоминали, что он пока жив.
Прижавшись щекой к холодному окну, Гарри задумался. Какие они были, его родители? Он не знал ничего о них. Были ли они магами? Было так много вопросов, на которые он хотел получить ответы. Особенно о Драко и Люциусе. Как много они знают? Гарри мог почувствовать холод, темную власть, исходящую от Люциуса, так как мужчина ходил, говорил, дышал. Он был сильным магом, так из-за чего же он заинтересовался Гарри? Хотел того чтобы Гарри ему доверял?
И Северус. Гарри никак не мог описать чувство защищенности, которое он ощутил после нескольких добрых слов Северуса? Что это? Только видимость, иллюзия? Для чего? Для того, чтобы Гарри доверился главе дома, а потом Снейп унизил бы его или причинил ему вред. Гарри не забыл свои первые отработки у декана Слизерина. В конце концов, зачем Северусу о нем заботиться? Гарри был очередным надоедливым ребенком, который заставлял учителей волноваться. Так что Гарри должен быть более осторожным в разговорах с Северусом, не доверять ему своих тайн.
Все было так запутанно.
Заметив, что его израненные руки приобрели багрянистый оттенок, Гарри пополз обратно в кровать и укрылся. Чтобы не попасть в липкие сети Морфея мальчик внимательно рассматривал потолок, и в уме раскладывал зелья на компоненты. Но легче не становилось, бремя, тяготившее его сердце, разум и душу, было, все так же неподъемно, но для себя Гарри Джеймс Поттер решил, что все уже случившееся в его жизни послужит ему хорошим уроком.
И это было все, что нужно было знать его учителям.

* * *

Северус издал долгий страдальческий вздох перед тем, как перевернуться на кровати и встать, а затем нужно идти в ванную и умыть лицо. Декан Слизерина не любил встречаться «лицом к лицу» со своим зеркальным двойником. С молодости Севериус не уделял внимания своей внешности в целом и телу в частности: в зеркале отражались его недостатки.
Несколько всплесков воды – и он проснулся на 80%, чашка кофе разбудит его еще на 15 %, а оставшись не разбуженным на 5% он подтвердит свою небезупречную репутацию. Белоснежная приятно хрустящая после стирки рубашка, ловко перебрать изящными пальцами многочисленные пуговицы, затем брюки черные, естественно. Далее робу угольного цвета, и капюшон, чтобы дополнить эффект.
Остановившись только для того, чтобы выслушать замечание зеркала по поводу своих немытых волос, Северус Снейп угрожающе ухмыльнулся, сдвинул брови и поспешил на встречу с миром. Снова…

* * *

- Доброе утро, Северус, - радостно сказал Дамблдор. Северус неразборчиво буркнул в свою тарелку с кашей и прошипел что-то, что напоминало вежливый ответ. Дамблдор мягко улыбнулся и радостно хрустнул ломтиком тоста, не осознавая то, что он накрошил в бороду. Зато Северус как минимум немного развеселился.
Драко вернулся к учебе, выглядя немного взъерошенным, но в общем здоровым. Он, очевидно, не знал, где находился Гарри, судя по его растерянному взгляду на стол. Наконец, пронизывающий взгляд серых глаз переместился на Северуса. Снейп сухо кивнул, дав понять, что объяснить все после завтрака. Уловив смысл так быстро, как Северус и ожидал от одного из лучших слизеринцев, Драко слегка наклонил голову в знак согласия и продолжил трапезу.
Северус не был удивлен, когда увидел, встретил Драко в холле у Большого Зала.
- Гарри болен. Я боюсь, что ты не сможете увидеть его в данный момент. Он не заразен, но я хочу поговорить с ним первым. У него лихорадка, ты понимаешь, что это значит. Я надеюсь, что не должен напоминать тебе, что последствия, если ты нарушишь правила, будут чрезвычайно неприятны?
Драко постарался не потерять лицо и резко кивнул, перед тем, как извиниться и пойти на следующий урок. Северус тем временем поднялся в Больничное Крыло. Заглянув за ширму, Северус увидел, что Мадам Помфри склонилась над какими-то документами, он прошел как можно тише, чтобы ее не побеспокоить. Гарри был один, все еще выглядел бледным и больным, нездорово румяными щеками и замутненными глазами, и сейчас он пристально смотрел в пространство.
- Гарри?
Нет ответа, Гарри продолжал вглядываться в стену. Беспокоясь из-за отсутствия какой-либо реакции, Северус присмотрелся внимательнее и пришел в ужас: в глазах ребенка паника и озлобленность, тощие руки вцепились в пуховое одеяло так , что суставы побледнели. Он подошел ближе.
- Гарри?
Глаза ребенка слегка заблестели, и он расслабил свою хватку.
- Гарри.
Северус подошел ближе, Гарри расслабился еще сильнее.
- Гарри.
Наконец, зеленые глаза прояснились, и мальчик огляделся, и посмотрел на Северуса изумрудными глазами, которые сейчас казались почти черными из-за расширившихся зрачков.
- Доброе утро, профессор, - сказал он. Северус молниеносно бросился к нему, словно снова чего-то испугавшись.
- Доброе утро, Гарри. Можно, я присяду?
Гарри улыбнулся, и Северус опустился на его кровать, расправляя мантию.
- Как ты себя чувствуешь?
- Уже лучше, спасибо, сэр. Мне уже не терпится попасть на занятия. Я чувствую, что пропущу сегодня что-то важное.
Северус ухмыльнулся про себя на попытку мальчика перевести тему разговора. С любым другим бы это, возможно, сработало бы, но не с Северусом Снейпом деканом Слизерина, который видел слишком много студентов, пытающихся отвлечь его таким же способом.
- Я уверен, Драко будет готов тебе помочь догнать программу. Он спрашивал о тебе сегодня с утра.
- О, как он? Лучше, я надеюсь. С Вудом ничего не случилось?
- Драко уже лучше, и в данный момент директор, я думаю, разговаривает с родителями Вуда. Портрет в Гриффиндорской башне слышал, как команда обсуждала свои планы, что является неопровержимым доказательством вины. Я могу сделать, так что следующую игру перенесут, и снять очки, которые заработал Гриффиндор во время игры, это лишит его уверенности в себе.
Гарри усмехнулся, и тут же скривился, потому что его губы потрескались из-за улыбки.
- О чем ты думал, когда я зашел, а-а-а?
Гарри сделал смущенный взгляд и мило улыбнулся.
- О-о- о, да так ни о чем особенном. Я не знаю. Не помню, о чем я думал.
Северус будто сверлил его взглядом, и Гарри пришлось защищать свое мнение. Старший мужчина заставил его почувствовать себя разбитым. Гарри ждал, что декан скажет, что он лгун, или что-нибудь подобное. Но Северус молчал. Он просто посмотрел на него сквозь прикрытые глаза, как будто мысленно подсчитывая что-то.
- Я не верю тебе, но я и не могу заставить тебя говорить.
Гарри слегка улыбнулся на столь откровенное заявление.
- Не думай, что я отстану от тебя.
Гарри пожал плечами. Северус забудет, он не сомневался. Все забывают через какое-то время.

* * *

Потирая виски, Северус быстро шел по коридорам Хогвартса. Он слишком задержался в Лазарете и сейчас готов был взлететь, только бы быстрее попасть в свой кабинет. Гарри был доказательством тому, что надо менять свои стереотипы в обращении с детьми. Мальчик никому не хотел доверять, хотя Северус ожидал от Гарри большего доверия и думал, что ребенок и готов принять его помощь. Ему абсолютно не нравилось, что Гарри иногда во время разговора мальчик вдруг резко замолкал; или внезапно начинал изучать пространство перед собой, бледнел, сжимался, а что хуже всего внезапно начинал дрожать, иногда задыхался. Казалось, что Гарри тонул в своих воспоминаниях. И что было, несомненно, ребенку была нанесена тяжелая психологическая травма и возможно не одна. Гарри Поттер изо всех сил пытался казаться нормальным ребенком – таким как все, но у него не получалось, что-то сильно давило мальчика, что-то, с чем он не мог справиться сам, и не давал себе помочь, и это пугало, а итогом стала лихорадка.
И если он не открывал душу, то из-за чего же у него лихорадка? Маги редко бывают больны, и лихорадка бывает знаком глубокого стресса. И ничего нельзя поделать, только ждать, что Гарри довериться Драко. Что бы выяснить, как злоупотребили маглы своими правами на мальчика, Гарри должен был рассказать о себе. Иначе, Северус беспокоился, Гарри должен позволил кому-нибудь помочь себе. Иначе ... может случиться все, что угодно. Для мага, такого сильного, как Гарри, что угодно может закончиться очень плохо. Он либо уничтожит себя, либо займется уничтожением других, став новым Волдемортом.
Да, Северус Снейп определенно беспокоился, с такими мыслями он вошел в класс по Зельям.

* * *

- Гарри?
Гарри открыл глаза и улыбнулся посетителю.
- Привет, Драко. Как ты?
- Все хорошо. А ты?
- У меня все в порядке, - солгал Гарри. Он почувствовал какой-то разряд, как будто бы кто-то сверлил дырки в его голове, и будто десяток домашних эльфов прыгали в его желудке, но в остальном ему было вполне хорошо.
- Ты выглядишь ужасно, - заметил Драко, и Гарри рассмеялся.
- Буду жить. Я ничего не пропустил на занятиях?
- Мерлин, Гарри, нет! Ты параноик! Ты должен был попасть на Равенкло!
Слова были шуткой, но они сильно задели Гарри. Он не принадлежал к ним, он не соответствовал им. Он заслужил только жить своей жизнью как ублюдок и изгой, не так ли?


Глава 12. Важное замечание


Уважаемые читатели!
Я почти уже влилась в учебу и работу, поэтому теперь главы будут переводиться примерно 1 в неделю.
Извините за такой долгий перерыв.
Буду исправляться!!!
С уважением Last Heroe



Драко остановился, заметив гримасу боли на лице друга, которая мгновенно сменилась беззаботным выражением лица.
- Правильно, Драко.
Они замолчали, Драко не был особо болтливым мальчиком, а Гарри делал вид, что думает о чем-то другом, изучая пятно на стене, когда Гарри неожиданно он побледнел.
- Гарри? Ты в порядке?
Гарри молчал, а Драко понял, что должен оставить друга одного. Возможно, Поттеру было необходимо побыть одному?
- Ой! Гарри!
Гарри снова молчал, грудная клетка начала подниматься все чаще, резко определились скулы. Драко подлетел к Гарри и дотронулся до его плеча. Эффект был мгновенным. Гарри дернулся в сторону, зрачки расширились, и он выглядели испуганным.
- Драко?
- Что случилось? – взволнованно спросил Драко. Гарри пожал плечами.
- Я не знаю. Я только думал.
- О чем же ты думал, что побледнел?
- Ни о чем, - ответил сквозь зубы Гарри, Драко, который до это не мог представить, что его друг может так разговаривать с ним. Ветер ворвался в комнату, растрепал идеальную прическу блондина и отвлек его. Колючий сильный ветер - знаменье опасности. А когда Малфлой снова посмотрел на Гарри, то увидел затуманенный отсутствующий взгляд.
- Гарри!
Как он и ожидал, Гарри мгновенно сжался, как будто ждал, что на него набросятся. Но Драко к этому уже привык. Он немного отступил, чтобы дать Поттеру расслабился, а затем толкнул дверь.
- Я должен идти, - сказал он мягко. Гарри моргнул и выпрыгнул из кровати.
- Я с тобой!
- Ты болен!
- Мне уже лучше. И я ненавижу это место. Да ладно, Драко.
Пожав плечами, Драко позволил худому мальчику в пижаме выйти из лазарета, удивляясь, столько резким сменам настроений друга - как смог человек несколько мгновений назад бывший таким жалким и беззащитным, мгновенно стать веселым и уверенным в себе.

* * *

Северус сидел в своей лаборатории, вспоминая дела, которые он обещал сделать, но не сделал. Перед ним лежал ежедневник, показывая улыбающихся волшебников и волшебниц. Одна из них - юная ведьма по имени Хазалея Фросвик. Тихая, добрая девочка из Слизерина, очень способная в чарах, охотник в команде квиддитч. Сейчас ее фотографию обрамляла черная рамка, где она улыбалась. Только сейчас он заметил, насколько фальшивой была эта улыбка. Она умерла через 5 лет, после того как он вернулся в школу, покончила жизнь самоубийством. Самоубийство встречалось очень редко среди волшебников.
После ее смерти, будучи деканом ее факультета, он говорил с ее родителями о смерти дочери. Видя их небрежность по отношению к смерти дочери, он расспросил друзей о ее домашней жизни. Ни один из них ничего не знал - она никогда не приглашала друзей домой и никогда не говорила о своих родителях. Но потом был найден ее дневник в груде школьных учебников, который раскрыл всю правду: родители морально издевались над ней с юного возраста, и она решила присоединиться к Пожирателям Смерти для того, чтобы они хоть немного стали заботиться о ней. Но это привело к неприятным последствиям, родители были в ярости. Вернувшись в школу, она впала в депрессию и убила себя Авада Кедаврой. Северус никак не мог простить себя за то, что он ничего о ней не знал. Хотя внутренний голос говорил, что если не знали друзья, то никто другой не мог знать.
А девочка на фотографии таинственно и печально улыбнулась и повернулась к декану спиной, Северус вздохнул и закрыл альбом. Он мог опоздать на уроки.

* * *

Гарри перестал ходить на Трансфигурацию. Он решил для себя, что он лишний на этих занятиях, это время он проводил в библиотеке, или занимался с другими свободными учителями. Ему понравилась Арифмантика и он провел много свободных уроков, раздумывая над диаграммами. Гарри пробовал объяснить это Малфлою, но Драко не понимал, о чем говорил Гарри. Разговор с профессором Синистрой помог; она объяснила, что смысл Арифмантики - отвечать на вопросы через потоки информации, которые передвигаются по воздуху, невидимая и не понятная никому, кроме арифмантов.
Это было странно, в магловской школе Гарри не понимал математику, а Арифмантика далась очень легко. С помощью ее он мог найти ответы на самые простые вопросы: какого цвета у него волосы, где находились Кребб и Гойл. Поиск душ отнимал большое количество энергии. Он однажды попробовал, но ему стало очень плохо, поэтому он побоялся попробовать еще раз.
Гарри услышал звук быстро приближающихся шагов и встал с удобного кресла, которое сотворил для себя в библиотеке. Следующим уроком у него был Заклинания, но они были скучными. Для него они не были такими простыми, как Трансфигурация, наверное, потому что проходили заклинания медленно, и каждый мог добиться удивительного результата, а так же у Гарри не было комнаты, для того чтобы практиковаться. И именно эти уроки были возможностью видеться с Драко.
Поднимаясь, он сделал маленькую паузу, чтобы справиться с головокружением. Сегодня он еще ничего не ел - глупо. Он никогда не был голоден, он не до сих пор не привык к тому, что он может быть сыт. С другой стороны, ноющая пустота в желудке давала возможность сосредоточиться.
- Драко, - позвал он, выбегая коридор. Драко развернулся и с любопытством осмотрел Гарри.
- Ты в порядке? Ты выглядишь взволнованным.
- Все отлично. Пойдем на Заклинания?
Драко шутливо высунул язык, и никто из них не увидел темную фигуру, которая за ними наблюдала.

* * *

Северус шел за Гарри от библиотеки и собирался поговорить с ним сегодня, но Гарри резво побежал вниз по коридору. Было видно, что он с трудом держался на ногах; неудивительно, ведь он все еще должен был находиться в Больничном Крыле. Северус был рад, что Драко заботился о мальчике, и Гарри позволял ему это делать. Потом мальчишки рванули на следующий урок, а Северус продолжал внимательно за ними наблюдать.

* * *

- А сейчас мы сотворим Вингардиум Левиоса, - пропищал Флитвик, и Гарри закатил глаза. Внезапно он застыл, вспомнив что, случилось с Дурслями, когда он был напряжен.
- Опять, - пожаловался Драко. - Честно, если бы мой отец знал, я не знаю, что бы он сказал.
Гарри усмехнулся, удивляясь своему цинизму. Он любил Драко, как брата, но его аристократическое воспитание иногда бесило Гарри. Иногда Драко был похож на Дадли, и это было то, что Гарри не любил в нем больше всего
- Гарри!
Флитвик уставился на Гарри, а тот изучал задние парты.
- Если вы не помните, мы работаем над заклинанием левитации.
- Да сэр, - нагло ответил Гарри, небрежно отклоняясь назад. Флитвик выглядел так, будто хотел сделать что-то плохое, но его отвлекла поднятая рука девочки из Гриффиндора.
- Сэр, скажите, пожалуйста, что мы будем проходить после этого?
Флитвик мило ей улыбнулся
- Хорошо, можете подойти ко мне позже, и мы придумаем для вас что-нибудь более интересное.
- Сэр, - позвал Гарри, поднимая руку, - я тоже сделал это задание.
- Правда? Покажите.
Гарри поднял перо так, чтобы оно плыло немного выше стола. Сделав резкое движение палочкой, перо пролетело за пределы парты, затем Гарри отменил заклинание и позволил перу медленно упасть на стол.
- Да, да, очень хорошо. Мистер Поттер, продолжайте работать над этим, Мисс Грейнджер, попробуйте заклинание Banishing Hex.
Гарри разозлился, и Драко быстро поднялся, чтобы опередить Гарри.
- Это было прекрасное заклинание! Почему вы не хотите, чтобы он занялся чем-нибудь другим?
Гарри пожал плечами, скрипя зубами. Ему не нравилась эта самоуверенная ведьма из Гриффиндора, которая сейчас смотрела на него с плохо скрытой гордостью. Он ей опасно ухмыльнулся, и выпустил ту силу, которую всегда хотел удерживать в себе. Силу, которую Люциус и Драко почувствовали при первой встрече. Драко напрягся начал отступать от него. Глаза Гарри вспыхнули опасным огнем. Он смог поднять не только свое перо, но и все остальные, находящиеся в комнате. Они парили прямо под потолком, слегка дрожа от ветра силы, которая летала вокруг Гарри. Он сладко улыбнулся и позволил перьям медленно упасть на свои места.
- Извините, немного потерял контроль, - невинно сказал и оскалил зубы. Он не ожидал вообще никакой реакции от Флитвика
- Класс свободен, - кратко сказал он. – Поттер, пройдемте со мной. Кто-нибудь, попросите Профессора Снейпа зайти к директору, у кого бы он урок ни проводил.
Перешептываясь, студенты выбежали из класса, а Флитвик повел Гарри к кабинету директора школы.


Глава 13. Разговор с Дамблдором


- Гарри Поттер, - медленно произнес Дамблдор, разглядывая Гарри поверх своих очков полумесяцев. - Я слышал о вашей ссоре с Филиусом Флитвиком?
- Нет, сэр, - уверенно ответил Гарри, как бы он хотел, чтобы рядом с ним сейчас находился Северус. - Не было никакой ссоры. Я просто произнес заклинание немного решительней, чем обычно.
Дамблдор пристально посмотрел на Гарри, а затем его лицо смягчилось.
- Ты считаешь, что урок проходит слишком медленно?
Гарри неопределенно кивнул, и Дамблдор попросил его уточнить.
- Мне казалось, что профессор Флитвик удерживал меня... Все заклинания я выполнял хорошо, но он заставлял их переделывать снова и снова, даже если они были выполнены отлично.
Дамблдор посмотрел на амбициозного молодого человека мальчика.
- Хорошо, я обязательно поговорю с ним, Гарри. Не волнуйся.
Губы мальчика скривились в циничной усмешке, и он кивнул в знак согласия с директором.
- Если тебе будет что-либо нужно, Гарри… Можешь спокойно заходить ко мне в любое время. Я помогу тебе.
Гарри кивнул и вышел.

* * *

Гарри вышел из кабинета и устало прислонился к двери, пытаясь восстановить дыхание, волна чего-то необъяснимого промчалась сквозь него, отбирая последние крупицы воли: подогнулись колени, сделать вздох оказался непосильной задачей для измученного организма. Господи, как он устал и как хотел умереть! Он не мог вздохнуть; мышцы отказались подчиняться, и он задохнулся кашлем.
Внезапно все прекратилось так же быстро, как и началось. Гарри осторожно открыл один глаз, передним была каменная кладка стены.
- Что за...?
Он осмотрелся, коридор был пуст. Но снова новый приступ накрыл его сознание; Гарри отчетливо понял, что не желает здесь находиться, и даже не из-за дрожи и слабости. Все плохие мысли и воспоминания, вернулись, и он чувствовал, как они разрушили его изнутри. Он должен быть наказан. Он был плохим, он заслуживал наказания! Дядя Вернон прав.

«УРОД»

Кровь. Гарри изумленно смотрел на красную густую субстанцию, медленно стекающую вниз по серым камням, в том месте, где Гарри ударился головой. Кровь. Сущность жизни, он состоит из крови, то, что у него идет кровь доказывает, что он настоящий, еще живой. Боль. Боль помогает ему немного сосредоточиться, хотя он все еще не чувствовал себя частью этого мира, он будто находился в промежутке между жизнью и смертью. Это как будто ты пытаешься бежать, находясь под водой на глубине нескольких метров. Он был все еще жив, только в некотором роде не принадлежал этой вселенной. Кровь. Боль. Он почувствовал, как его губы шевельнулись, на лице появилась улыбка.
Чья то рука легла на его плечо, он почти вскрикнул от удивления.
- Гарри?
Это был Северус. Северус. Гарри хотел ответить «Да?» или «Здравствуйте!» или что-нибудь благоразумное. Но разве можно что-то произнести, когда ты настолько напряжен. Так же и Гарри высказал, возможно, самую глупую вещь, которую он мог бы сказать.
- Кровь.
Северус вздрогнул и схватил Гарри за запястья.
- Что ты сделал?
Гарри посмотрел на него с изумлением, и Северус уставился на чистые запястья.
- Ты сказал: «кровь». -Какая кровь?
Гарри жестами показал на свою голову, ошеломленный молчанием и несчастным выражением лица Северуса.
- Идите в лазарет, - сжато ответил мужчина и развернулся, его сердце бешено билось.
«Господи,- думал он … смотря на лицо Гарри - … кровь…»

* * *

Гарри молча сидел, а рядом суетилась мадам Помфри, произнося какие-то непонятные слова, и смешивая разные зелья.
- Расскажи, что случилось?
- Я упал с лестницы, - сказал он, удивляясь тому, как легко дается ложь. - Я ударился головой об стену.
«Это было частично правдой, - виновато думал он, пока мадам Помфри перевязывала ему голову.
- С этим разобрались. И молодой человек, я не хочу тебя здесь видеть в ближайшие две недели, понял?
Мадам Помфи потрясла указательным пальцем у него перед носом.
Уже в слизиринской спальне Гарри быстро переоделся, и побежал вниз, перепрыгивая через ступеньки. Но как не торопился Гарри, он не успел на Гербологию. Профессор Спраут одарила его неприязненным взглядом.
- Поттер, вы хотите, чтобы я наказала остальных учеников вашего факультета? Я требую вашего уважения и внимания, это понято?
Гарри потупил взгляд, он удивлялся тому, что случилось: почему все вокруг было таким странным, неправильным? Почему все преподаватели в коридорах обходят его стороной; почему Флитвик был так расстроен? Почему ни один из других студентов не встретился с ним взглядом?
Гарри прошел по кабинету Гербологии так аккуратно, как только мог, он старался быть осторожным. Драко был единственным студентом, который еще разговаривал с Гарри; остальная часть класса пересаживалась как можно дальше от него, слизиринцы пытались даже не смотреть в его сторону. Только бросали злобные взгляды, которые преследовали его то тут, то там. Волшебники быстро отреклись от маленького мальчика с взъерошенными волосами и сломанной судьбой.
Это не должно задевать очень сильно; Гарри уже давно привык быть отверженным. У него никогда не было друзей в мире магглов, потому что все они боялись Дадли. И вполне правильно. Полный мальчик внушал ужасал.
Почему это ДАДЛИ ужасал? Ведь Вернон делал ему больно. Или Петуния.

* * *

Он уже пробовал извиниться перед профессором Флитвиком. Мужчина принял его извинения, но его холодный глаза остались, как и прежде холодны. Гарри не понимал что происходит. Остался только один человек, который мог бы ему помочь...

* * *

Люциус Малфой пил холодный чай и с подозрением смотрел на незнакомую сову. У него было достаточно врагов, и он осторожно обращался со всем, что ему прилетало через Ворота Поместья Малфоев. Однак, когда сова села возле него, Люциус заметил печать Хогвартца на письме. Сова аккуратно вложила письмо в руку хозяина поместья и вылетела в окно, не дожидаясь даже монетки от хозяина дома. Люциус с интересом рассмотрел письмо и аккуратно прошелся под печатью ножом для писем. Небрежный детский почерк плясал по желтому пергаменту.

«Дорогой Люциус,

Я, конечно, извиняюсь, что побеспокоил вас своим письмом. Я знаю, у вас, наверное, очень много дел. Однако у меня появилась проблема, которой я не могу поделиться ни с кем из факультета. Я очень разозлился на уроке Заклинаний и поднял все перья, что находились в классе, под потолок. Профессор Флитвик был взбешен и отвел меня к Директору школы. Сейчас все преподаватели ненавидят меня, а я не знаю почему. Дамблдор мне ничего не скажет. Вы можете мне объяснить? Может, я сделал что-то неправильно?
И еще раз извините за беспокойство. Но для меня это очень важно.

Искренне ваш,
Гарри Поттер.»

Люциус задумчиво потер подбородок.
- Добби! - позвал он. В кабинете появилось маленькое существо с большими глазами и ушами.
- Да, сэр? Что может сделать Добби для своего Господина?
- Принеси мне расческу.
Минутой позже Добби снова появился, держа перед собой серебряный поднос с расческой из слоновой кости. Люциус неспешными движениями расчесывал свои длинные волосы, убирая все запутанные белоснежные волосинки.
- Мои письменные принадлежности, - сказал он, положив расческу обратно на поднос. Перед лордом Малфоем появился с перья, гербовая бумага.

«Дорогой Гарри,

Я очень рад вашему письму. Я думаю, что смогу объяснить поведение окружающих, но есть одно условие, и я верю, что вы - человек слова. Драко не должен узнать о том что здесь написанно.
Вы, конечно, знаете Лорда Волдеморта. Темный Лорд, который убил ваших родителей. Вы, наверное, не знаете, что он так же учился в Хогвартсе, и во время своего обучения был очень талантливым молодым волшебником. Его звали Том. Том Марволо Риддл. Я уверен, что вы догадываетесь, откуда пошло его теперешнее имя?
Люди очень удивлены тем, как вы с ним похожи. Сироты, с тяжелым детством. Оба распределены в Слизерин. Волшебники глупы. Они беспокоятся. Но ваш всплеск силы не был похож на то, что сделал Том перед уходом. У него была ссора с Дамблдором, и он проклял директора.. Как вы видите, Альбус Дамблдор был и остается одним из самых могущественных магов. Возможно даже сильнее, чем Волдеморт сейчас. Кто знает?
Заклинание Том создал сам. Эдакий угрожающий жест. Теперь вам понятно, что Флитвик и остальные преподаватели так встревожились? Вашему поколению не понять. Вы даже не можете представить себе масштабы сражений; количество потерь с обеих сторон, страх и отчаяние, поселившиеся в душах магов перед тем, как Лорд Волдеморт сгинул. Волшебный мир поклялся, что не позволит истории повториться.
Не ругайте себя, Гарри. Ты не мог знать. И в будущем, старайся держать свою силу в себе, и врагов на расстоянии.

С лучшими пожеланиями,
Люциус Малфой.»

Он направил свою палочку на блок с воском.
- Термо.
Воск расплавился, Люциус зачерпнул немного, налил на пергамент и раскатал, а затем поставил герб Малфоев.
- Фриго, - произнес он, и воск мгновенно остыл.
- Адресат - Гарри Поттер.
Еще раз просмотрев пергамент, Люциус щелкнул пальцами, и сова снова влетела. Он закрепил пергамент на ее лапке и, не совсем уверенный в своих действиях, прогнал ее громким хлопком в ладоши.
И погрузился в размышления.

* * *

Драко сидел возле окна, задумчиво глядя на Квиддичное Поле. Мысли смешались, о чем бы он не подумал, все обретало совершенно другие черты. Гарри стал постоянным членом команды. Драко знал, что его отец будет взбешен. Он был так в себе уверен; хотел стать одним из самых молодых игроков, ловцом… а этот глупый гриффиндорец травмировал его, и дал шанс Гарри стать известным. Но это было так несправедливо.
Пока он думал, Гарри взвился в облака и поймал Снитч. Аплодировали все. Солнечный свет упал на золотой Снитч, его сияние ослепило Драко, он отвернулся, не в состоянии больше это выносить.