alextyna
Лорд Азкабана
Часть І (продолжение)

Увидев Беллатрикс совершенно здоровой, Ремуса захлестнула волна холодного гнева на женщину, которая убила его лучшего друга. Величайшим днем в его жизни за последние семь лет был день, когда Невилл Лонгботтом, после того, как эта женщина убила его бабушку, пытал ее, пока она не сошла с ума. Учитывая сложившуюся ситуацию и ее статус опасной Пожирательницы Смети, против Невилла не выдвинули никаких обвинений за использование одного из Непростительных проклятий. Это было официальной причиной для того, чтобы отпустить Невилла. Реальной же причиной было то, что после того, как он сломал ее разум, у самого Невилла случился нервный срыв и теперь он занимал кровать в Святом Мунго без какой либо надежды на выздоровление. Когда Ремус увидел ее здесь и сейчас, так, как будто ничего этого не было, к нему вернулась вся боль и страдания, испытанные им после смерти Сириуса.
- AVADA KADAVRA! - прорычал он, направив палочку прямо в ее сердце. Она, тем не менее, не двигалась, просто приподняла изящную бровь. Когда проклятие было уже на полпути к цели, все были шокированы тем, что проклятие просто стекло каплями и ударилось об землю. Тонкс стояла рядом со своей тетей и вся тряслась, пытаясь сдержать в себе ликование от шокированных и испуганных лиц стоящих перед ними людей.
- Не советую пробовать снова повторить это, - спокойно сказал Гарри, хотя только глухой человек мог не заметить ненависти и презрения в его предупреждении. Он спокойно встал, подошел к двум женщинам и глубоко поцеловал обоих, прежде чем трио вернулось к креслу Гарри, которое растянулось, приспосабливаясь, чтобы вместить их всех. Все были шокированы недавними действиями "Мальчика-который-выжил". Никто не мог решить, что было более тревожащим - тот факт, что Гарри легко смог отклонить Смертельное проклятие, или то, что он сделал это, защищая Беллатрикс Лестрандж. Потом, конечно, было очевидно, что он был "увлечен" обеими женщинами.
- Позвольте мне быть прямым. Ты был в основном безумным, пока не напал Волдеморт, и по каким-то причинам сила не была "выпущена". Ты самостоятельно отбил нападение Волдеморта, удвоил размер тюрьмы так, что Министерство не смогло это обнаружить и сейчас ты "связался" с Тонкс и Беллатрикс Лестрандж. - подвел итог Рон со смущенным видом.
- Да, примерно так все и было, - беззаботно ответил Гарри.
- И ты позволяешь ей пытать заключенных! - завизжала Гермиона, оглядываясь на сломленную фигуру Люциуса Малфоя.
- У всех есть какое-то хобби! - сказал он пренебрежительным тоном, вызвавшим хихиканье у Беллатрикс. Однако, даже с учетом этих новых событий, гнев Ремуса не пропал.
-ГАРРИ, КАК ТЫ МОГ? ЭТА СУКА УБИЛА СИРИУСА, А ТЫ ТЕПЕРЬ ЗАЩИЩАЕШЬ ЕЕ.
-А СКОЛЬКИХ УБИЛ ТЫ, ОБОРОТЕНЬ? - Гарри почти кричал, вскочил с кресла и бросился к Ремусу, удивив всех, в том числе Тонкс и Беллатрикс, своим тоном и упоминанием о ликантропии другого человека. - Ты боролся с Пожирателями Смерти большую часть своей жизни, сколько людей погибло от твоей руки за это время? Суть дела в том, что на войне люди умирают, независимо от того, на какой стороне вы находитесь, и у тех людей были семьи и друзья, которые, вероятно, хотели бы причинить боль тому человеку, который однажды отнял их любимых, но они не делают этого, потому что знали, на что они шли. Что же делает вас другими? Что делает вас настолько особенными, что вы вправе делать все, что угодно, потому что задели ваше самолюбие? Я скажу это только один раз! В настоящее время, вы находитесь на МОЕМ острове, вы снова все испортили, и вы окажетесь в камере на потеху дементоров. Пока мы еще обсуждаем эти короткие события, давайте обратим внимание в другом направлении.
- Гермиона, ты была одним из моих лучших друзей. За пять лет, что мы были вместе, ты, вероятно, узнала меня лучше, чем кто-либо другой, - к этому моменту гнев Гарри стал настолько очевидным, что его почти можно было увидеть. Рон, Гермиона и Ремус уже были готовы сорваться на ноги и ринутся к лодкам, если бы не одна вещь. Они обнаружили, что были совершенно неспособны двигать ничем ниже плеч. Они обменялись нервными взглядами с окружающими их коллегами, чтобы убедиться, что они находились в такой же ситуации, не имея возможности двигаться и страшась намерения Гарри. - Что я такого сделал, что ты поверила в то, что я способен на холоднокровное убийство? Суд надо мной начался спустя два дня после моего ареста, так что много времени не понадобилось, чтобы убедить вас, что я был виновен прежде, чем вы давали свидетельские показания. Нет, в конце концов, вы ничем не лучше других, от которых вы всегда старались отделить себя. Вера всему, что скармливается вам без раздумий, исходит ли это от Риты Скитер или глупого профессора, которому в течении последних лет шестидесяти все сходит с рук только за счет его имени.
- Дальше, мы имеем Рона Уизли. Из семьи, которая верит в любовь и единство превыше всего. Что ты сделал для своей семьи, Рон? В конце концов, ты и Перси были единственными, которые действительно считали меня виновным, но вы двое вдалбливали это в головы остальных, для их же собственного блага. И как же сейчас поживает твоя семья, Рон? Сколько этой любви осталось? Джинни - изгой после тех слухов, которые вы распространяете вокруг, потому, что она не смогла принять ваши взгляды, двадцатидвухлетняя девственница, которую каждый считает шлюхой, обслуживающей Пожирателей Смерти в Ноктюрн Аллее. Билл и Чарли годами не возвращаются в Англию, а Фред с Джорджем находятся в бегах. Я слышал, что ты хвастался, что собственноручно убьешь их, если найдешь их первым. Потом, конечно, у тебя остались родители. Когда в последний раз ты видел их вместе в одной комнате? Семья Уизли мертва, связана не более чем именем. Это твоих рук дело, Рон, отличная работа.
- И последнее, но не менее важное, мы имеем Альбуса Дамблдора. Который отважно борется против мира, им же самим и созданного. Вы когда-нибудь брали на себя ответственность за это? "Альбус Дамблдор, человек, создавший Волдеморта". Было бы интересно создать список со всем остальным, не так ли? Армандо Диппит был неуклюжим и некомпетентным дураком. После вашей победы над Гриндевальдом вы фактически стали директором школы, даже если формально у вас не было этого звания. Вы знали об условиях жизни в том приюте и о жестокости, с которой Том Риддл относился к окружающим его маггловским детям, и, несмотря на это, вы ничего не предприняли. Вы стояли в стороне и позволили этому случится, тогда как вашей обязанностью било удостовериться, что обо всех студентах, у которых не было постоянных опекунов, заботятся и они воспитываются в безопасной обстановке. Именно из-за вашего безразличия он стал тем, кем он сегодня является. Но черт, вы же великий Альбус Дамблдор, победитель одного из величайших Темных Лордов всех времен, наслаждавшийся своей славой и пожинавший ее плоды. Что же вы позаботились сделать для этого одного одинокого ребенка? Когда вы наконец-то заглянули к нему перед его первым годом, вы знали, кем он был, и все равно ничего не сделали. Он фактически сумел научиться контролировать свое случайное волшебство до такой степени, что сумел использовать его для причинения боли другим, заслуживали они того или нет. Еще раз вы знали о его действиях, и снова ничего не сделали.
Но быстро перемотаем вперед эти 50 лет, и вы оказываетесь в такой же ситуации. Каждое лето отправляя мальчика в дом, который он презирал, и где к нему относились с таким же презрением в ответ. Единственное отличие состоит в том, что вам нужен этот ребенок. Он нужен вам, чтобы убрать ваш беспорядок. Затем, когда вы, кажется, находились в таком же положении еще раз, вы думаете про себя: "Альбус мой мальчик, ты снова облажался. Вы должно быть много о чем думали в эти дни, профессор, - продолжил он насмешливым голосом, как если бы он делал выговор младенцу. Даже вся его сдержанность и спокойствие не помогли профессору Дамблдору под таким напором, он не мог не опустить голову от стыда, поскольку понимал, что все, сказанное Гарри - правда. Но он быстро избавился от этого чувства, так как сейчас не было времени для сожалений. На несколько минут наступила тишина и все снова попытались пошевелиться, но безуспешно, и даже Дамблдор начал паниковать.
- Хотя он не тронулся с места, Снейп вскоре обнаружил, что его движения, очевидно, были не так ограничены, как у остальных. Вслушиваясь в слова Гарри, он задумался о возможных причинах для этого и о множестве весьма незначительных вещей, которые он наблюдал на протяжении всей их "дискуссии". Прежде всего, ему не давало покоя полное отсутствие враждебности к НЕМУ со стороны ПОТТЕРА. Немного походив, чтобы успокоится, Гарри вернулся на свое место между Тонкс и Беллой.
- Ну а теперь давайте вернемся к моему первоначальному вопросу. Почему вы здесь? - снова спокойным тоном спросил он, а две женщины по обе стороны от него усмехнулись, увидев противоречие в глазах Дамблдора. Альбус знал, что он не мог лгать на данном этапе. Если у них есть хоть какая-то надежда на поддержку Гарри, он должен говорить правду. Вместе с тем, что означало бы также признать, что он был неправ и буквально умолять о прощении. За всю его долгую жизнь ему не так часто приходилось это делать. Но, возможно, были и другие варианты.
- Я хотел исправить старые ошибки …
- Не думайте, что вы можете просто начать менять вещи в свою пользу, как будто играя в какую-то игру. Если бы вы были здесь с единственной целью исправить ошибки, я получила бы свободу, как только вы пришли бы за ним. А так вы оставили бы меня гнить здесь, - с гневом воскликнула Тонкс. Прежде чем взять себя в руки, Дамблдор какое-то мгновение выглядел ошеломленным.
- Мисс Тонкс, Министерством было принято решение, что, несмотря на то, что мистер Поттер действительно невиновен, попытка устроить ему побег из Азкабана все же является преступлением и должно соответственно наказываться.
- Вот как? Тогда почему же вы сейчас не находитесь в камере? – прямо спросила Тонкс с ничего не выражающим лицом, вставая, для того, чтобы сесть к Гарри на колени. - Хотя Сириус и был невиновным, вы все равно виновны в помощи известному беглому преступнику. Не сочтите неуважением к присутствующему здесь профессору Снейпу, но также вы выдавали одну ложь за другой в ходе судебного разбирательства Снейпа после первого падения Волдеморта. Он, возможно, был вашим шпионом, но, тем не менее, он совершал те преступления, в которых его обвиняли. - Дамблдор, привыкший руководить обвинением, чувствовал повышающееся давление и напряженность "встречи". Последним усилием он попытался взять ситуацию под свой контроль.
- Гарри, я настаиваю, что ..., - и он тут же осознал, что совершил ошибку.
- ДАЖЕ И НЕ ДУМАЙТЕ НАСТАИВАТЬ! - заорал Гарри, стукнув кулаком по только что освободившимся подлокотникам кресла. - Меня раздражают настойчивые люди, - он чуть ли не рычал, не потрудившись предупредить старика по поводу использования своего имени. Проверив свои часы, Беллатрикс наклонилась и что-то прошептала Гарри на ухо. Глубоко вздохнув, Гарри кивнул и обернулся к остальным.
-Хорошо, самое время все это закончить. Для этих шестерых человек, - сказал он, взмахнув в сторону Люциуса Малфоя и его "соратников", - завтра заканчивается их наказание. Я полагаю, что раз вы уже здесь, вы можете забрать с собой на берег также и их. Обычно один из моих дементоров сопровождал бы вас, но я думаю, что вы и сами можете отлично справиться.
- ВАШИХ дементоров? - спросил Снейп сдавленным голосом, помня исходящую от них силу.
- Это взаимовыгодные отношения. Они остаются здесь и охраняют заключенных и сам остров, и в их распоряжении находится довольно большая группа волшебников и ведьм с большим количеством плохих воспоминаний, которыми дементоры питаются. Кроме того, я сделал их более сильными, и, если я так решу, то смогу забрать эту силу обратно. Еще вопросы будут?
- На самом деле у меня есть один! - все с удивлением, смотрели то на Гарри, то на Снейпа. Они просто не могли поверить, что эти двое способны вежливо общаться друг с другом. - Зачем вы, со всей той силой, которая у вас, очевидно, имеется, потрудились построить все эти дополнительные укрепления?
- Весьма существенный вопрос, ответ на который очевиден. Защита! Не для меня конечно, а для моих девочек, которые здесь находятся. Изначально я просто построил дополнительное место для заключенных, пойманных во время атаки Волдеморта. Но после завершения строительства я прошелся по тюрьме, чтобы удостовериться, били ли среди заключенных мои знакомые. Каково же было мое удивление, когда я нашел здесь Тонкс. Итак, я ее выпустил и оградил от влияния дементоров. Затем нам стало скучно, и мы решили найти еще кого-нибудь, с кем можно было бы поговорить, и выбор упал на Беллатрикс, так как она была единственным человеком, с которым мы оба в какой-то мере были знакомы. И, верите вы или нет, я обнаружил, что действительно люблю их обеих, и чтобы защитить их я сделаю все от меня зависящее. Поэтому я построил дополнительные укрепления, чтобы защитить их, если Волдеморт нападет быстрее, чем я думаю, и по какой-то причине меня здесь не будет.
- Почему ты так уверен, что он снова нападет? - спросил Дамблдор.
- Потому что когда он в прошлый раз пришел сюда, его нападение легко и очень быстро было отбито. Волдеморт - эгоист, и он знает, что тут есть что-то очень могущественное, и что еще более важно, его Пожиратели Смерти тоже это знают. Он не может допустить, чтобы его последователи верили, что есть кто-то или что-то сильнее его. Так что у него просто не будет иного выбора. Он придет, и тогда он обнаружит истинный смысл власти. Однако, если он не придет, меня это тоже вполне устроит. Если он хочет весь мир - он может его получить, но этот остров - МОЙ. Он будет моим до конца дней, а если он думает иначе, то не узнает ничего, кроме боли, пока его тело не сгниет, а кости не превратятся в пыль, - Гарри произнес это с такой злобой в голосе, что даже Снейп вздрогнул. - Потом, конечно, есть еще вы и Министерство, - продолжил он, смотря прямо в глаза Дамблдору. Директор на какое-то мгновение удивился, прежде чем его черты приняли недоуменное выражение, которое служило только для того, чтобы раздражать Гарри.
- Не удивляйтесь! Может я и провел последние семь лет моей жизни в тюрьме, но не делайте ошибку, думая, что я совершенно не осведомлен о том, как такие вещи работают. Если все эти годы Вы считали меня угрозой, то наша беседа только усилит эту веру. Когда я позабочусь о Томе, и Вы все еще будете живы, вашим новым приоритетом станет желание разобраться со мной. Кто-то с моими способностями будет представлять собой угрозу для Вас и вашего соображения о том, каким должен быть мир. Не говоря уже о моем гневе и ненависти к миру волшебников, и что более важно, оправдание, стоящее за этим. Вы, и все эти мелкие чиновники захотите меня контролировать, чтобы я не подвергал опасности широкую общественность. Ну, позвольте проинформировать вас, что пытаясь поступить таким образом вы просто впустую потратите бесчисленные жизни. ВЫ. НЕ СМОЖЕТЕ. ПОБЕДИТЬ. МЕНЯ! - сказал он, подчеркивая каждое слово. - Даже если за вашей спиной будет все Министерство. Позвольте сообщить вам об одном маленьком секрете. Мало того, что в этом месте есть новые укрепления, охрана и обороноспособность, но также и много других вещей. Включая присутствующую здесь Беллу, - сказал он, любяще улыбаясь и смотря ей в глаза. - Которая, без сомнения, является могущественнейшей ведьмой со времен самой Ровены Рейвенкло, но ..., - Рон прервал Гарри, насмехаясь над самой мыслью о том, что Беллатрикс Лестрейндж является столь же могущественной ведьмой, как и основательница Хогвардса.
- Ну, Невилл, уверен, о ней очень хорошо позаботился, - он с отвращение фыркнул, смотря на Пожирательницу Смерти, но быстро замолчал под сердитым взглядом Гарри.
- Невилл, хотя и неуклюжий, был намного сильнее и более опытным, чем любой из вас отдавал ему должное. Также ему хвалило решимости для победы над женщиной, которая отняла у него родителей и бабушку. Но самое главное, она была Пожирательницей Смерти. Как Снейп мог бы вам рассказать, Волдеморт побеспокоился, чтобы его слуги были на 100% зависимы от него. Таким образом, он сдерживает их, особенно наиболее могущественных, не давая им когда-либо полностью реализовать весь свой потенциал, повысить его достаточно для того, чтобы попробовать занять его собственное место. Теперь, однако, она ни от кого не зависит.
- Почему Вы так уверены, что сможете победить его, если он бросит против вас всех своих Пожирателей Смерти? - спросил Дамблдор, опустив глаза, зная, что он не сможет изменить мнение Гарри, но он все-таки попытаться получить всю информацию, которую только мог.
- Очень просто, в самом деле. Несмотря на то, что я, вероятно, самый могущественный человек, когда либо ходивший по земле, учитывая даже силу Беллы и невероятные умения Тонкс, у нас в запасе имеется еще одна вещь в нашу пользу. Я сумел достигнуть кое-чего, что Том искал его всю жизнь, - говоря это, Гарри и обе женщины усмехались как маньяки. Все в замешательстве переглядывались между собой, прежде чем они осознали сказанное и их взгляды остановились на Дамблдоре и Снейпе. Снейп, казалось, побледнел еще больше обычного, но по сравнению с Дамблдором, который стал белее меловой стены, даже он выглядел загоревшим.
- Вы … Вы …, - старик заикался.
- Точно, - Белла почти вопила с торжествующим возгласом. - Когда он сказал, что этот остров его до конца времен, он не преувеличивал.
- Волдеморт не смог бы убить меня даже со всеми его Пожирателями Смерти и вашим жалким Орденом в придачу. С Беллой и Тонкс мы разделили этот прекрасный дар, - в течении нескольких минут все видели с широко открытыми ртами, что очень забавляло Гарри, прежде чем Ремус обрел дар речи.
- Если это правда, тогда зачем ты побеспокоился отклонить мое Смертельное проклятие?
- Во-первых, хотя я и разделил с ними дар бессмертия, и Авада не убила бы их, они все еще тренируются блокировать довольно сильную боль, которую вызвало бы это проклятие. И, во-вторых, я думаю, это был акт, который достаточно хорошо передал мое сообщение.
- И что это было за сообщение? - с презрением в голосе спросил Рон, смотря на своего бывшего лучшего друга.
- Не доставайте меня, - ответил он, посмотрев каждому из своих "гостей" в глаза. После минуты молчания Тонкс слегка толкнула Гарри локтем и показала ему свои часы. - Хорошо. Ну что-же, эта встреча закончилась. Не забудьте забрать с собой Малфоя и его маленьких друзей и счастливого вам пути, - сказал он с большой долей сарказма, одновременно вставая и поднимая Тонкс со своих колен. Дамблдор покорно кивнул, собрал Пожирателей Смерти и направился обратно к берегу, опустив плечи с видом стошестидесятилетнего старика. Рон и Гермиона молча следовали за ним, понимая, что они фактически убили своего лучшего друга много лет назад, когда они помогли передать его дементорам. Однако Ремус и Снейп остались. Ремус выглядел разъяренным, а Снейп задумчивым.
- Впервые я действительно рад тому, что Лили и Джеймс мертвы. Им было бы стыдно за тебя, - мертвенно бледный оборотень рычал, его глаза пылали от ярости. Гарри не был впечатлен.
- Кого бы оны стыдились больше? Меня - за то, кем являюсь, или вас - за то, что сделали меня таким? - спросил он спокойным голосом. Этот вопрос, казалось, изменил все поведение Ремуса. Вместо неистового оборотня, готового попытаться разорвать Гарри на куски, осталась его жалкая разбитая оболочка, которая почти побежала обратно к лодке. Снейп медленно следовал в том же направлении.

- Профессор Снейп, - вежливо окликнул его Гарри. Вышеупомянутый профессор с удивлением быстро обернулся, в то время, как его рука потянулась к палочке. На случай, если его бывший студент искал возмездия за все прошлые оскорбления. Но он был озадачен, увидев неподдельно "дружественное" лицо.

- Да, - ответил он, немного расслабившись, но все еще не убирая руку от палочки. Гарри, кажется, нашел это забавным и наблюдал с одобрением. В конце концов, человек шпионил за Волдемортом в течение более чем двадцати лет, он должен быть осторожным в таких ситуациях.

- Просто чтобы вы знали, я благодарен за то, что вы верили в мою невиновность и пытались вызволить меня отсюда. Сначала я хотел просто поблагодарить вас и оставить все как есть, но сейчас я хочу дать Вам шанс и, учитывая нынешнюю ситуацию в остальном мире, присоединиться к нам здесь, - он сказал это с каменным выражением лица, но Снейп понял, что тот не стал бы спрашивать если бы был против него. Из любопытства зелья Мастер посмотрел на Тонкс и Беллу, недоумевая, почему кто-то из них захотел предоставить ему "безопасную гавань" во время этой войны. Он и Лестрейндж всегда ненавидели друг друга, а Тонкс он считал неуклюжей дурой. Видя его растерянность, Гарри рассмеялся. Он взял Снейпа за руку и увел его вдоль берега, подальше от лодки, чтобы оказаться за пределами слышимости Дамблдора.

- Нет, ни одна из них. Видите ли, когда я сказал Дамблдору, что имена здесь почти вышли из употребления, это было правдой только наполовину. Так было еще три года назад, вплоть до того времени, когда я снова начал интересоваться внешним миром, и выяснил что там происходит. С тех пор, гм, 'население', этого острова возросло. Людей, которые действительно живут здесь в настоящее время очень мало, когда дело доходит до общих черт, и так оно и останется, но этот остров стал в большей мере городом, чем тюрьмой. Реконструкции намного более обширны, чем это кажется на первый взгляд. Все здесь - хорошие люди, хотя многие из них в прошлом сделали некоторые довольно неприятные вещи. Но у всех есть одна общая черта – они устали от политической риторики своих лидеров. Иными словами, они "потеряли веру". Будь то в Волдеморта, Дамблдора или Фаджа. Они больше не хотят служить инструментами в руках тех, кто навязывает им свою волю, но, по той или иной причине, не желают также и присоединятся к "противоположной" стороне.

- Какое отношение это имеет ко мне? Вы очень доверяете мне, давая такую информацию, - спросил Снейп с любопытством и одновременно с нервозностью. Зачем ему все это рассказали, ведь все то, что говорил "Поттер", можно было считать предательством Министерства. Казалось, он создавал армию для борьбы как с Волдемортом, так и с Дамблдором.

- Нет, в самом деле, я вполне способен предотвратить любую вашу попытку кому-нибудь это рассказать, причем довольно легко. Я знаю, о чем Вы думаете, и нет – я не планирую вести войну. Я мог бы победить их обоих и без помощи моей собственной частной армии. И нет, Вы не нужны мне в качестве шпиона. Однако я действительно нуждаюсь в Вас, как в преподавателе.

- Что? - удивившись, переспросил Снейп. Это было явно не то, что он думал.

- Многие из прибывших сюда привезли с собой свои семьи. Они пришли сюда, чтобы сбежать от происходящего безумия, это также означало отстранение от Хогвардса и других магических школ. У нас здесь есть много детей, которые все еще должны учиться. Да, я могущественен и я мог бы обойтись даже и без большей части всей этой силы, но у меня нет тех знаний, которые есть у Вас. Я могу показать людям, как защитить себя, но у меня нет достаточно знаний о темных искусствах для более углубленного изучения, и никакая сила не может помочь мне с моим полным отсутствием навыков во всем, что касается зелий, - Снейпу ничего не оставалось, как только фыркнуть в знак согласия.

- В настоящее время Защиту преподает здешний смотритель ...

- Саймон? Я думал, что его память была модифицирована и о том, что здесь происходит, он ничего не знает, - спросил старший мужчина с удивлением, которое вызвало у Гарри улыбку.

- Его зовут не Саймон. Реальный Саймон МакКиннон погиб два года назад во время тестирования созданных ним заклятий. Он уничтожил почти все в своей квартире, в том числе и самого себя. Я воспользовался возможностью скрыть это и поставить на его место кого-то другого, чтобы не создавать лишних проблем. Мужчина не был женат, у него не было близких друзей или семьи, так что все это было сравнительно легко. Но, как я уже говорил, он - хороший преподаватель, но имеет склонность запугивать детей до смерти, и учительство - не самое любимое его занятие. В то время как Вам, запугивая своих учеников, удается сделать это таким образом, что они ловят каждое Ваше слово и запоминают его. Наш нынешний преподаватель Зелий - ваш бывший ученик, но неудачное лишение свободы прекратило его занятия, так что ему предстоит еще многому научиться.

- ЧТО? МОЙ УЧЕНИК? У меня был только один и его ... отправили ... !

- Сюда! - Гарри с усмешкой закончил вместо него. - Как и Вы, он шпионил за Волдемортом, только информацию он доставлял мне. Кампания Дамблдора против него в прошлом году поставила под вопрос его деятельность, но мы делаем все что можем.

- Вы хотите сказать, что он не…, ну, вы знаете? - спросил он нервно.

- Сумасшедший? Нет, конечно же нет. Когда его доставили сюда, я встретил его на берегу, изменил несколько воспоминаний окружавшим его аврорам и отправил их обратно. Они считали, что его содержат в блоке с минимальным уровнем охраны, так как улики против него были довольно слабыми, но, как и в моем случае, против него выступил Дамблдор. Он не контактировал ни с одним дементором, пока я его не увидел и не удостоверился, что он устойчив к их влиянию, - сообщил Гарри своему бывшему профессору, который кивнул с благодарностью, а в его глазах отразилось облегчение.

- Спасибо. Я так полагаю, Драко - один из тех, кто просил, чтобы я тут остался?

- Да, именно так. Он очень любит преподавать, но признает, что ему все еще предстоит многому научиться, а Вы – один из лучших в мире мастеров зелий, кто же еще мог бы продолжить его обучение? – просто сказал Гарри, но Снейп смотрел на него с подозрением.

- Это очень слизеринское объяснение. Какова же реальная причина? - поинтересовался профессор.

- Хорошо, я рассчитывал, что сначала приведу Вам его причины, так что он не сможет сказать, что я не пробовал. Правда в том, что за исключением нескольких человек здесь, Вы – единственный человек, о котором он действительно заботится. Поэтому, естественно, он хочет убедится, что Вы останетесь в живых достаточно долго для того, чтобы увидеть, как Ваш крестник женится, - небрежно сказал Гарри.

- ЖЕНИТСЯ? – обычно спокойный и собранный мужчина буквально заорал от шока. – На ком?

- Вы останетесь здесь, чтобы это увидеть?

- Да, хорошо, я останусь. Ну а теперь, на ком он женится? –он согласисля почти без раздумий.

- На Габриэль Делакур, - ответил Гарри с широчайшей улыбкой. Снейп мог только изумленно смотреть на молодого человека рядом с ним. У Гарри всегда было что-то вроде слабости к молодой французской девочке еще со времен Тремудрого Турнира, в котором он выступал против ее сестры. Она фактически первая приехала проведать Гарри в Азкабан в прошлом году после двух месяцев ходатайств в Министерстве о разрешении. Естественно, она была шокирована, когда он решил показать ей, что на самом деле все не так, как считали в Министерстве, и с тех пор она осталась на острове. Она начала встречаться с Драко вскоре после того, как он был доставлен на остров.

Снейп шел вперед, словно в тумане, не видя и не заботясь, куда он идет. Еще недавно он прибыл к этому берегу, чтобы освободить невинного человека, и в то же время был вынужден оставить умирать одного из очень немногих действительно дорогих ему людей. После первого же приближения дементоров с их аномальной силой, уже не было сомнений, что мальчик уже давно сошел с ума. Даже Альбус, с его огромной силой воли, был истощен постоянным присутствием настолько темной силы. Он ожидал, что его крестник будет сломан, он знал, что так и будет, но вместо этого он узнает, что тот вполне здоров, учит детей разным вещам и планирует свадьбу. Когда думаешь о тюрьме Азкабан, даже мысли о процветании, детях, свадьбе не возникают, это просто в голове не укладывается. Сама природа всего того, что он увидел и услышал этой ночью, была абсурдной.

Когда вы растете в семействе Снейпов, вам преподают много уроков и велят некоторые вещи принимать как факт. И среди них то, что чистокровные более могущественны, более умелые, более умные и просто лучше всех остальных. Это убеждение, из которого не делают секрета. Но есть и такие, которые не произносятся вслух, но откладываются в сознании. Самые преобладающие из них - "Дамблдор не может быть побежден". Ах, да, даже семьи Пожирателей Смерти уважают Дамблдора. Они презирают и проклинают его имя, но уважают силу, которой он владеет. Хотя все они считают, что смогут выйти из этой войны победителями, очень немного Пожирателей верят в то, что их хозяин смог бы победить Дамблдора в поединке. Сказанное Поттером имело смысл. С его уже поставленными под вопрос способностями Волдеморт, по сравнению с Альбусом, не мог себе позволить еще одного "слабого звена". Полагая, что он просто был застигнут врасплох, он мог начать второе, успешное, нападение на Азкабан и уничтожить любую силу, вынудившую его отступить в первый раз, или заполучить ее для себя.

- Профессор! - окликнул его Гарри, остановившись. Удивленный внезапным прерыванием его мыслей, Снейп с изумлением отметил, что они находятся почти на том же самом месте, откуда и начали свою прогулку, недалеко от остальных ожидавших в лодке "посетителей", за любыми признаками враждебных действий которых пристально наблюдали Тонкс и Белла.

- Ну что же, здесь я вас покину, - сказал Гарри, пристально оглядев стоящих перед ним волшебников. – Удачи, мы с вами больше не увидимся, - закончил он бесстрастным голосом, после чего повернулся и пошел обратно к Белле и Тонкс, оставив Снейпа попрощаться.

- ГАРРИ! – выкрикнула Гермиона, привлекая его внимание. По ее лицу текли слезы. – Почему ты это делаешь? – разрыдалась она.

- Потому что ваш визит сюда и все, что вы узнали послужило для того, чтобы сделать вам больно, - ответил он, даже не поворачиваясь к ней. – И я хочу чтобы так и продолжалось, и все что мне нужно для этого сделать – остаться здесь, - уходя, Гарри почти физически ощущал взгляды, направленные ему в спину. Единственным человеком, не обращавшим внимания на Гарри, был Дамблдор, который пристально смотрел в глаза своего младшего коллеги. Снейп, в свою очередь, переживал внутреннее сражение. С одной стороны, у него были обязательства перед Директором. Он спас ему жизнь, дал ему работу, и выказывал ему непоколебимое доверие. Фактически, он был ему отцом в большей мере, чем его собственный, и на данный момент был необходим каждый доступный боец. Но если то, что говорил Поттер, было правдой, то эта борьба была безнадежной, они не смогли бы победить даже с удвоенными силами.

С другой стороны, у него был Драко. Молодой человек, который с юных лет относился к нему как к наставнику и опекуну. Заключение Драко разбило ему сердце и причинило большую боль, чем он мог кому-нибудь признаться, даже Дамблдору. Активная роль Альбуса в судебном процессе его крестника внесла в их отношения напряжение, но он все еще уважал его и в случае необходимости обращался к нему за советом и поддержкой. Он сказал Поттеру, что останется, но теперь, глядя в ясные голубые глаза своего наставника, Снейп обнаружил, что не может принять решение.

Видя противоречивые эмоции в глазах своего молодого друга, Дамблдор сразу же понял проблему. Даже не зная о других жителях острова, он понимал, что Гарри вполне способен превратить его в убежище для тех, кого он хотел защитить от жестокости войны. И размышляя над тем, что такого мог сказать Северусу Гарри, чтобы вызвать такие изменения в поведении Мастера Зелий, на ум приходил только один возможный ответ. Гарри фактически предложил ему убежище. Он знал, что у Северуса была трудная жизнь, особенно последние несколько лет. Когда Волдеморт обнаружил, что он шпионил для Ордена, то чуть не убил молодого человека. Его спасло только своевременное появление двух отрядов Авроров. С лишением прикрытия и неспособностью собирать больше информации, многие члены Ордена решили, что Снейп уже ничем не может быть полезен для Ордена и его надо исключить. Его прошлое, как Пожирателя Смерти, и неприятный характер не добавили ему друзей и сторонников, которые могли бы за него заступиться. Его постоянные доводы о невиновности Гарри так же не свидетельствовали ему на пользу. Дамблдору удалось подавить публичное "избиение Снейпа" во время собраний, но чувство обиды никуда не делось. Он прожил всю свою жизнь с таким цинизмом и недоверием, что как никто другой заслужил немного покоя.

- Все в порядке, Северус. Я понимаю, - произнес старик с теплой улыбкой в грустных глазах, сжав его плечо, как будто уверяя и успокаивая. – Будем надеяться, мы увидимся снова в более мирном мире.

Снейп стоял на берегу, глядя на черную воду, еще почти полчаса после того, как лодка, а вместе с ней и его прежняя жизнь, скрылась в темноте. Всю свою жизнь он хотел найти место, где почувствовал бы себя своим и которое мог бы, по крайней мере в какой-то степени, назвать домом. Долгое время таким местом он считал Хогвардс. И никогда не думал, что сможет найти место, где он будет чувствовать себя более комфортно и быть самим собой. Но теперь узнал, что ошибался. Даже на этом темном берегу, где ветер рвал его одежду, он чувствовал себя в мире больше, чем когда-либо в древней школе волшебства. Да, ему будет не хватать Альбуса, и еще нескольких человек, в какой-то мере он всегда будет ощущать себя виновным, как будто оставил их всех бороться и умирать, в то время, как мог бы помочь, но он знал, что это уже не его борьба. Он сражался за Волдеморта и за Дамблдора в течении почти 30 лет, и он устал. Все, чего ему хотелось – это найти где-нибудь покой. И была какая-то страшная ирония в том, что то, что он искал всю свою жизнь, нашлось на этом проклятом острове. Он позволил себе тихий иронически смешок, прежде чем услышал, как за его спиной кто-то прочистил горло. Быстро обернувшись, он оказался лицом к лицу с удивленным Гарри Поттером. Оглядевшись, он заметил, что Тонкс и Лестрейндж отсутствовали и понял, что они, должно быть, вернулись в "замок".

- Ну что же, нам надо двигаться, или они начнут без нас.

- Что начнут? – подозрительно отозвался Снейп.

- Учитывая низкую численность населения, свадьбы у нас бывают редко, так что все чувствуют себя как бы частью этого. Конечно, если бы Драко и Габриэль не поженились, мы бы нашли, что еще можно отпраздновать. Но мне кажется, вы хотели бы увидеть Драко, так что пойдемте, - ответил Гарри, провожая Снейпа назад к главным воротам. Увидев впереди внушительные ворота, Снейп слегка вздрогнул, вспомнив о силе охраняющих их дементоров. Гарри заметил его легкую нерешительность и, положив руку ему на плечо, заставил старшего мужчину остановиться, Не говоря ни слова, Гарри положил свою правую руку на грудь мужчины и закрыл глаза. Смутившись, Снейп посмотрел вниз и немного удивился, увидев, что рука пульсирует с мягким голубым светом, однако он ничего не чувствовал. Несколько мгновений спустя Гарри снова открыл глаза и убрал руку.

- Пойдем, - усмехнулся он и продолжил путь к месту назначения. За ним следовал полностью сбитый с толку Мастер Зелий. Когда они подошли ближе, ворота, будто повинуясь их воле, открылись, Снейп поднял свои ментальные щиты, приготовившись встретить силу, которая, как он знал, должна была проявиться. Но переступив порог, он ее не почувствовал. Он растерянно оглянулся, и убедился, что дементоры все так же находились на своих постах, но они, казалось, совершенно на него не влияли. И тут к нему пришло быстрое понимание. Поттер заявил, что удостоверился в способности Драко противостоять влиянию темной силы, используемой дементорами.

- Так значит, вот что он делает, - подумал он. Подняв глаза, чтобы это прокомментировать, он с удивлением увидел, что Гарри был уже на другой стороне коридора, поднимаясь вверх по лестнице, где, как он полагал, должны были жить "беженцы". Он ускорил шаг и догнал Гарри в конце обыкновенно выглядевшего коридора с множеством галерей, ведущих в разных направлениях. В конце находились высокие внушительные двустворчатые двери, сделанные из каких-то темно окрашенных пород дерева. Эти двери выглядели так, как будто паре гигантов понадобилась бы неделя, чтобы взломать их своими дубинками.

- Хорошо, прежде чем войти, вы должны услышать два правила, - начал Гарри, остановившись у двери. Снейп послал ему недоверчивый пристальный взгляд, демонстрирующий, что он думает о правилах, устанавливаемых для него неким гриффиндорцем. Однако Гарри мог сказать, что такое отношение было главным образом для вида. В конце концов, он играл роль сального ублюдка почти всю свою жизнь, и не собирался отказываться от нее в один день.

- Во-первых, если когда-нибудь по какой-то причине Вы покинете этот остров, Вам запрещается кому-либо сообщать, где Вы были, и кто еще здесь находится. Последнее, что нам нужно – так это чтобы люди узнали о своего рода убежище и половина волшебного мира появилась бы на нашем пороге, - Снейп лишь кивнул в знак согласия, но затем был поражен мыслью.

- Это может случиться, так или иначе. Когда Дамблдор сообщит Министерству, о том, что здесь сегодня произошло, не потребуется много времени, чтобы об этом узнал остальной мир.

- Этого не случится. Я повлиял на их разум, так же, как я поступил со здешними аврорами и прибывающими для инспекции, - ответил он с усмешкой. – Они будут помнить все случившееся и сказанное здесь, но не смогут рассказать об этих событиях при разговоре с другими людьми. Министерству сообщат, что я в самом деле прогнал Волдеморта, ничего больше там не узнают. Им скажут, что когда они пришли освободить меня, сразу же после прибытия на берег я повернулся к ним спиной и ушел, а найти меня не удалось. Все поверят в то, что я просто исчез. Ну а знающие правду просто не смогут об этом рассказать. Это что-то похожее на мощное и сложное охранное заклинание. Как бы то ни было, правило второе – если по какой-то причине вы захотите привести сюда еще кого-то, то сначала должны будете согласовать это с Тонкс. Причина этого проста. Мне не нужны здесь те, кто может создать проблемы с остальной частью населения, сразу же напав на них, или бежать к Министерству, Дамблдору или Волдеморту с информацией об этом острове. Тонкс соберет информацию о вашем кандидате на предмет любого признака того, что он может нас предать, а затем применит Виритасерум. Вы понимаете?

Не найдя никакой ошибки в логике такого правила, Снейп быстро согласился. Гарри открыл дверь, и открывшееся зрелище повергло Снейпа в шок.

Комната была размером примерно как Большой зал Хогвардса, и выглядела так же великолепно. Вместо четырех факультетских столов было пять длинных, которые тянулись вдоль комнаты. Не было никакого главного стола, и казалось, что все просто собрались и сидели, где им заблагорассудится. Потолок был зачарован, чтобы показать ночное небо, но, в отличие от хогвардского, этот, казалось, показывал ясный приятный вечер, вероятно из-за почти постоянной тоскливой погоды на острове.

Четыре массивных камина, примерно 15 футов в длину и 5 футов в высоту, тянулись вдоль каждой из боковых стен, располагаясь в десяти футах друг от друга. Главная комната, казалось, служила местом собраний, где можно было пообщаться в ожидании еды. Несколько диванов и кресел были сгруппированы в причудливом беспорядке, создавали ощущение уюта. Но что удивило Снейпа больше всего, так это люди, которых он здесь встретил. В одной из групп, в частности, он увидел двух человек, которых он знал как Пожирателей Смерти, по-дружески разговаривающих с несколькими выпускниками Гриффиндора. Точно такая же картина наблюдалась и во всем остальном зале. Представители разных факультетов, Пожиратели Смерти и авроры вполне мирно общались друг с другом. Но один человек шокировал его больше всего.

- Грюм! – раздался потрясенный возглас Снейпа, когда он узнал человека, который прихрамывая, шел к ним. – ТЫ ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ МЕРТВЫМ! – это громкое восклицание привлекло внимание многих присутствующих и вызвало у старика усмешку. Многие удивились при виде Гарри Поттера и Северуса Снейпа вполне цивилизованно стоящих рядом друг с другом. Вражда между этими двумя была всем хорошо известна, и, несмотря на веру Снейпа в Гаррину невиновность, никто не предполагал, что это изменится.

- Если ты действительно считал, что такой клинический дурак, как Лестрандж, смог бы одержать надо мной победу, то ты даже больший идиот, чем я думал, - подойдя к Гарри недовольно буркнул он. – Близнецы Уизли сейчас провожают наших гостей от северного причала. Они высадились примерно в то время, когда уехал Дамблдор. Я спускался к берегу, чтобы удостовериться, что он не оставил никаких наблюдательных устройств, чего вполне можно было ожидать, - Гарри только хмыкнул, тогда как Снейп повернулся и с широко открытыми глазами наблюдал, как "Грозный Глаз" прошел в дверь. Несмотря на свое веселье, Гарри был немного озадачен. Грюм, хотя он всегда был параноиком, казалось, отчаянно пытается выйти из зала, но он выбросил это из головы.

- Он никогда не изменится.

- Как, черт возьми, это возможно. Я сам видел, что в него попало Смертельное проклятие, когда Волдеморт в прошлом году напал на Диагон аллею, - Снейп прошипел на ухо Гарри, в то время, как все остальные вернулись обратно к своим делам.

- Нет, вы выдели, как Смертельное проклятие Рудольфуса сначала попало в мой щит и только потом в Грюма. Щит преобразовал прошедшее через него проклятие в очень сильный Ступефай. Все решили, что он мертв. Пока все в панике метались вокруг, Белла схватила его, а я заменил тело копией. Конечно, Белла все же нашла время разобраться со своим мужем.

- Среди всех людей, оставивших Дамблдора, я никогда бы не заподозрил Грюма, - пробормотал про себя Снейп, пристально глядя на дверь еще некоторое время после ухода Грюма.

- Даже самые верные друзья могут потерять веру. Читать или слушать рассказы о мужчинах и женщинах, до смерти сражающихся в не имеющей победителей войне – это всегда вдохновляюще, но реальность совершенно другая. Предположим, борьба за недостижимые цели не делает вашу борьбу менее благородной, но какой в этом смысл? Когда ты во всех отношениях достойный соперник ты должен выбрать свою битву. Это – урок, который Дамблдор никак не выучит. Он пожертвовал бы всем Орденом и ничего бы не добился. Грюм и многие другие знают это, поэтому они здесь, - Гарри собирался продолжить, но его прервал громкий вопль из толпы.

- ПАПА! – Снейп с удивление обернулся на звонкий детский голос и с почти болезненным интересом наблюдал за тем, как две маленькие девочки, выглядевшие примерно года на 4, подбежали к стоящему рядом с ним человеку. Гарри улыбнулся, увидев этих двух девочек, и наклонился, как раз вовремя для того, чтобы поймать их, когда они бросились к нему в объятия.

- И чем мои принцессы сегодня занимались? – спросил он с широкой улыбкой, глядя на своих дочерей. Сказать, что Снейп был потрясен, было бы чрезвычайным преуменьшением. Он выглядел так, как будто его мозг полностью отключился, а он сам пребывал в своего рода кататоническом трансе.

У обеих девочек были очень похожие черты, так что "почти" могли сойти за близнецов. Одна из них была рыжеватой блондинкой с синими глазами, у другой были блестящие черные волосы и яркие зеленые глаза. Пока девочки сбивчиво рассказывали отцу о том, как они провели день и что сделали, Снейп попытался выяснить, кто их мать. Было ясно, что матерью черноволосой девочки была Беллатрикс, с второй же определиться было сложнее. Была ли у них одна и та же мать, или ... В этот момент мысли Снейпа потекли в совершенно другом направлении. Хотя он знал, что Поттер был связан с обеими женщинами, казалось, что он на самом деле до сих пор не понимал этого.

- Счастливчик, - подумал он с изумлением.

- Девочки, я хотел бы вас кое с кем познакомить, - это, казалось, отвлекло Северуса от его мыслей, в то время как обе девочки и их отец обратили на него внимание. – Это профессор Северус Снейп. Позвольте представить вам Анну, сокращенное от Андромеда, - кивнул он в сторону блондинки. – А эта связка неприятностей – Кэтрин.

- Я не вызываю неприятности! – обиженно заявила Кэтрин, но ее глаза сияли озорством.

- А вот и вызываешь, - ответила ее сестра.

- А вот и нет.

- Да.

- Нет.

- Да. Если бы это было не так, то Грюм не сердился бы на нас, - при этом у обеих девочек глаза расширились от ужаса, и они пытались вырваться из рук Гарри, но он держал их крепко. Он пристально посмотрел Анне в глаза и на его лице отразилось удивление. Обе девочки снова попытались вырваться, зная, что попались, и на сей раз они в этом преуспели и убежали из зала. Как только они оказались вне зоны слышимости, Гарри взорвался в припадке смеха, осознав, почему Грюм, казалось, так спешил выйти на улицу. Снейп какое-то время стоял в стороне в замешательстве, пока до него не дошло. Гарри, должно быть, использовал какую-то разновидность Легиллименции.

- Что же они сделали? – полюбопытствовал он после того, как Гарри немного успокоился. Гарри повернулся к своему бывшему профессору с искрящимися весельем глазами.

- Они украли его деревянную ногу и использовали для игры с собакой, - несмотря на все усилия, Снейп не смог сдержать зарождающуюся на его губах улыбку. – О, а вот и они, - глядя в сторону, указанную Гарри, он был немного удивлен и слегка расстроился, увидев близнецов Уизли.

Он был готов работать с ними, чтобы победить Волдеморта, не уведомляя остальных, он даже оказывал им небольшую помощь в их неудачном побеге из тюрьмы, но они ему не нравились. Еще будучи студентами, они доставили ему достаточно неприятностей. Они вели третью фигуру, в которой он узнал Джинни Уизли, у которой по какой-то причине были завязаны глаза.

- А почему с завязанными глазами? - приблизившись к группе, спросил Гарри в замешательстве.

- Мы хотели сделать сюрприз. Так что мы завязали глаза Джин и оглушили ее заклятием, - усмехнулся Фред. Взмахом палочки Джордж убрал повязку и отменил заклятие. Джинни несколько раз моргнула, привыкая к свету, но через минуту она смотрела на Гарри широко открытыми глазами. Она замерла на несколько мгновений, как бы пытаясь понять, было ли то, что она видела, реальностью. Молчание затягивалось, и Гарри уже начал беспокоиться, что она может быть в состоянии шока или еще что-нибудь, но тогда она бросилась к нему и почти истерично зарыдала. Гарри крепко ее держал, успокаивающе поглаживая ее по спине и шепча на ухо ободряющие слова. Белла и Тонкс присоединились к ним, с пониманием наблюдая за происходящим. Вдруг, без предупреждения, Джинни отстранилась, а затем притянула к себе голову Гарри и почти что набросилась на его губы. Поцелуй был глубоким, агрессивным и полным страсти. Слишком потрясенный чтобы сделать что-нибудь еще, Гарри просто стоял в оцепенении. Через некоторое время Джинни вырвалась, и весь ее вид ясно говорил, что она не могла поверить в то, что она только что сделала.

- НИЧЕГО СЕБЕ, - вот и все, что мог сказать в этот момент Гарри, но он тут же напрягся, как только слова сорвались с его губ. Медленно повернувшись к Белле и Тонкс, его встретил взгляд, которого он не ожидал. Вместо ожидаемого собственнического и обозленного взгляда они смотрели с восхищением. Он стоял в растерянности, тогда как Белла завизжала как школьница и вместе с Тонкс бросилась вперед и потянула Джинни в укромный уголок. Джинни поддалась на их просьбу, и казалось, будто она не понимала, что одной из ведущих ее женщин была Беллатрикс Лестрейндж. Гарри, Снейп и близнецы Уизли еще несколько минут с удивлением наблюдали за этим, пока Гарри наконец-то не осенило:

- Вот дерьмо! – застонал он, привлекая внимание остальных.

- Что? – одновременно спросили все трое.

- Это, - ответил он, указывая на трех женщин.

- Ну и что? – с досадой спросил Джордж.

- Мне хватает неприятностей даже только с двумя из них, - пожаловался он, как будто это была самая очевидная вещь в мире. Постепенно понимание настигло и остальных. Снейп выглядел так, как будто собирался засмеяться, а близнецы Уизли ... хорошо, они выглядели так, как будто ...

Это будет долгая ночь.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.

@темы: ГП/БЛ, ГП/НТ, Гарри Поттер, Лорд Азкабана, перевод